ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Award nominations 2020

Драма / спектакль большой формы
работа режиссера ()
работа художника ()
работа художника по костюмам ()
работа художника по свету ()
женская роль второго плана ()
мужская роль второго плана ()
мужская роль второго плана ()
драматическая поэма по отечественной мифологии

Режиссер, автор текста: Андрей Прикотенко
Художник: Ольга Шаишмелашвили
Композитор: Иван Кушнир
Хореограф: Александр Любашин
Видеохудожник: Константин Щепановский
Художник по свету: Игорь Фомин

Артисты: Федор Пшеничный, Дарья Циберкина, Виталий Куликов, Марк Овчинников, Анастасия Самарская, Александр Новиков, Олег Андреев, Антон Багров, Александр Крымов, Юстына Вонщик, Александра Камчатова, Светлана Письмиченко, Максим Ханжов, Роман Баранов, Владислав Ставропольцев, Анна Гольдфельд

Продолжительность 2 ч. 20 мин. Age category 18+
В основу поэмы легли разрозненные, казалось бы, произведения: волшебные сказки Афанасьева, «Слово о полку Игореве», житие протопопа Аввакума, поэтический мир Пушкина. Взяли Ивана-дурака как героя, поставили его в центре сюжета-путешествия, традиционного для всякого эпического повествования, и в итоге получилась своего рода одиссея Ивана-дурака – несколько небольших сцен, созданных по закону притчи. Этот жанр оказался сложным для нас. Как играть притчу – непонятно. Играть как линейный или психологический сюжеты нельзя. Потом мы поняли, что актер должен сам по себе нести какую-то крупную тему. У каждого она своя.

None
В подзаголовке «Русской матрицы» Андрея Прикотенко: «драматическая поэма по отечественной мифологии». Хтонь во всех ее величественных и низменных проявлениях ползет здесь изо всех щелей: существа, которых вечно удивленный Иван встречает на своем пути, родом из русских народных сказок и былин. Площадкой для игры и путешествия Ивана в поисках смысла художник Ольга Шаишмелашивили сделала выходящий за пределы сцены помост, по обе стороны которого сидят зрители. Вся динамическая конструкция спектакля и подчинена этой пространственной идее: на помост выбегают, выезжают на гироскутерах и вышагивают красивым строем артисты/хор, которые в целом и являются главной силой действа. Воинственность и энтузиазм этой русской команды, исполняющей то нежные, то брутальные композиции Ивана Кушнира, мы видим глазами растерянного Ивана. Он вообще выполняет здесь роль сложно устроенного отражателя – текстов ли, написанных самим режиссером в духе Сорокина, выходов отдельных персонажей или аттракционов со звуком. Русского Ивана все пугает – и войны, куда его то и дело ангажируют, и межнациональные конфликты, и атаки женщин. Всего этого Иван не хочет, но протестовать не смеет.

None
Андрей Прикотенко в «Русской матрице» пытается собрать из фрагментов былин, сказок, легенд, как из деталей детского конструктора, новый непротиворечивый мир единого русского мифа. Дело благородное, но неблагодарное. И множественные противоречия внутри собственной режиссерской логики – первое, в чем упрекнут автора спектакля. Потому что детали конструктора из разных наборов, веков, жанров. Потому что Иван-дурак не персонаж героического эпоса, но юродивый, ходячая рефлексия. Потому, наконец, что трудно одним спектаклем закрыть все бреши национального архетипа, из которого, надо полагать, и родилась когда-то главная легенда-обманка о загадочной русской душе, ее особенном пути и месте в мире. Может оттого-то и родилась она, что архетип этот принципиально нецелостен, аморфен, амбивалентен?