ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

14 марта 2012

Гамлет-масхарабоз

Екатерина Васенина | Портал Международного института театра

Спектакль Русского драматического театра из Ташкента на фестивале «Золотая маска»
В рамках внеконкурсной программы «Маска плюс» в Центре имени Мейерхольда показали спектакль Русского драматического театра из Ташкента «Гамлет-шут». Овлякули Ходжакули, один из самых востребованных режиссеров Центральной Азии постсоветского пространства, решил пьесу Шекспира как уличное представление азиатского уличного шута-масхарабоза: актер-перекати-поле раскладывает свой нехитрый скарб на площади, созывает народ, а потом увлекает зрителей из толпы распределить между собой роли трагедии. Мобильный театр - один из главных принципов Овлякули, уважающего и хорошо знающего традиции азиатского народного искусства, в спектакле «Гамлет-шут» проявился очень ярко: театр может возникнуть везде, если актер живет в полную силу в проросшей в нем теме.

Пусть новоиспеченные актеры не помнят текста трагедии наизусть: масхарабоз, по-нашему скоморох, подскажет реплику, и ход сюжета понемногу прояснится. Их стеснение скоро проходит: Гамлет не дает новичкам растеряться и быстро, с прибаутками, толкает вперед действие. Его незлобивое издевательство над корявостью приглашенных им актеров похоже на деревенское зубоскальство на вечерках, на телевизионные юмористические шоу, на эстрадные репризы, а корень один – древнее как мир скоморошество, шутовское искусство, к которому Гамлет-шут и обращается. Определение Гамлету актера имеет несколько слоев: режиссеру, стоящему в глубине сцены на протяжении спектакля, доставляет истинное удовольствие наблюдать, с какого слоя публика в первую очередь снимает пробу.

Конечно, площадное кривлянье шута от души веселит публику, неловкое актерство новичков забавляет немало: подумать только, я мог быть на месте Полония, я могла сейчас плести венок на месте Офелии, а тем временем сижу в уютном зрительском кресле в безопасности. Для Овлякули Ходжакули важно, что роли пьесы «Мышеловка» Гамлет проигрывает сам, что эту жестокий для убийцы его отца игровой тест он берет на себя. Череп королевского шута Йорика, найденный Гамлетом неподалеку от могилы, разрытой для трупа Офелии, становится сигналом к финальной дуэли, разграблению огромной горы из разрисованных мертвым оскалом воздушных шариков, привязанных к горе стульев, напоминающей картину «Апофеоз войны» Верещагина. Гамлет лопает шары, из них сыплются красные перья, выпархивают куски красной тафты. Приглашенные из зала персонажи по очереди «умирают» - уходят со сцены в зал, пережив трагедию принца датского несколько острее, чем предполагали.






оригинальный адрес статьи