ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

10 апреля 2012

Неглавные вещи

Анна Гордеева | Газета «Московские новости»

Офф-программа в балете очень невелика — балет слишком дорогое удовольствие, чтобы театры могли позволить себе приезд в столицу «просто так», без честолюбивой надежды на награду. «Спящая красавица» Начо Дуато, что привез Михайловский театр, да «Вечер одноактных балетов» Мариинки. Со «Спящей» все ясно — гендиректор Михайловского Владимир Кехман решил не дожидаться решения экспертного совета (ведь еще неизвестно, выдвинут спектакль или нет) и привез премьеру, вышедшую три месяца назад. А вот с одноактными балетами, что подчиненные Валерия Гергиева станцевали на сцене Большого, получилось занятнее.

Simple things на музыку Арво Пярта, поставленный Эмилем Фаски, — балет-пасынок, балет — обиженный ребенок. Бывший танцовщик Мариинки, поработавший у Джона Ноймайера в Гамбурге, выпустил премьеру два года назад. Она вполне попадала в шорт-лист тогдашней «Маски», но театр решил, что после единственного показа балет в репертуар не войдет, и вопрос о номинации исчез, разовые проекты не номинируются. И вдруг почти через год Simple things снова появился на афише, а затем еще раз, и вот в столицу привезли. То есть театр всмотрелся в свое приобретение и понял, что был несправедлив. И решил извиниться московской гастролью. Вот только показ теперь может быть лишь внеконкурсным.

А там есть на что посмотреть. Нет, не стопроцентный шедевр. Но спектакль внятный и поэтичный одновременно. Не туповатое изложение сюжета (чем страдают 90% выпускников-хореографов, ориентирующихся на образцы советской хореодрамы) и не тоскливые медитации на деконструктивистские образцы (выдают 10% юных сочинителей, что влюблены в радикальную западную хореографию). Но история, ненавязчиво проступающая сквозь танец; хореограф, доверяющий зрителю, предполагающий, что у него есть некоторое образование, но нет привычки перечитывать Кьеркегора перед сном.

На заднике высвечены французские королевские лилии; на танцовщиках порой возникают одежды, напоминающие о средневековых кольчугах с капюшонами. Маленькое войско (семь мужчин) ведет и вдохновляет женщина, и зрителю предоставлено самому догадываться, что это Жанна дАрк.

Картинки «внешнего» и «внутреннего» мира. «Снаружи» — темно; снаружи быстрые пробежки «воинов», построение колонны, рассыпающейся вправо и влево, что-то от детской игры (для мужчин предвкушение драки — отдельная забава), что-то от падающего пехотного строя. Дуэт с ангелом (никаких глупых крыльев, лишь очевидный мотив руководства, направления — танцовщик двигает рукой балерины, когда она «бьет в колокол»). Разгорающееся на заднике пламя — бумажный лист (на котором изложена история Жанны?) изнутри проедает огонь, будто бумагу держат над свечкой. «Внутри» — абсолютное одиночество в круге света, тихий монолог без каких-либо обращенных к кому-либо просьб. Многое для успеха этого балета делает Екатерина Кондаурова — рыжая воительница, одна из лучших сегодняшних балерин, но и сама хореография Эмиля Фаски предоставляет отличные возможности для раскрытия танцовщицы.

«Лабиринт» Марты Грэм не попал в конкурс этого года по желанию исполняющей его балерины. Диана Вишнева рассматривает одноактовку, которую впервые станцевала прошлым летом, как часть проекта «Диалоги», а он целиком был показан лишь осенью, то есть уже в этом сезоне. Теперь дело за экспертным советом — он будет решать, появится ли проект Дианы на фестивале 2013 года. По всей видимости, должен — трудно представить себе человека, на которого не произвела бы впечатления та страсть и та точность, с которой Вишнева воспроизводит хореографию Марты Грэм. Ариадна, что лично отправилась в балете первой леди американского модерна сражаться с Минотавром, семенит по проложенной на сцене нитке, меняет шаги с совсем крохотных на гигантские, дрожит и воинственно вскакивает на колени рогатого чудовища (роль досталась Илье Кузнецову), заставляя его отклоняться назад до тех пор, пока он вовсе не рушится на пол. Грэм говорила, что балет — о внутреннем сражении женщины с ее страхами; битва Дианы — масштаба Армагеддона.

В финал Мариинский театр поставил самую скучную вещь в программе — прошлогодний Without Бенжамина Мильпье, в конкурс просто не попавший. Питомец New York City Ballet в последние десять лет сочинял спектакли разной степени успешности, но знаменит стал как бойфренд Натали Портман и постановщик танцев для «Черного лебедя». Впрочем, это понятно — Without, например, вряд ли сможет его прославить. Одноактный балет перепевает мотивы одного из мэтров NYCB Джерома Роббинса — такая же элегия, и тоже на музыку Шопена. Но вопрос, почему творение Мильпье выбрано для гастролей, не возникает — после «балеринских» одноактовок нынешнему руководителю мариинского балета Юрию Фатееву было важно показать танцовщиков, причем танцовщиков, выдвинувшихся уже при его правлении, что ему вполне удалось. В этом проходном спектакле — обещание больших артистических карьер. Константин Зверев, Андрей Ермаков, Владимир Шкляров (это, впрочем, звезда практически состоявшаяся), Филипп Степин и еще не успевший проявить себя Тимур Аскеров. Заявка не на «Маску», а на жизнь. Напоминание, что премия важна, но не слишком.



оригинальный адрес статьи