ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

22 марта 2013

Лишние люди

Роман Должанский | Журнал «Коммерсант Weekend»

В рамках программы "Легендарные спектакли и имена" фестиваль "Золотая маска" представляет спектакль "Вещь Штифтера" в постановке титулованного немецкого музыканта и режиссера Хайнера Геббельса. Геббельс, который является одновременно маргиналом-экспериментатором и всемирной знаменитостью, московским театральным гурманам известен: на Чеховский фестиваль привозили его оригинальные сценические фантазии с труднопроизносимыми названиями — "Хаширигаки" и "Эраритжаритжака". "Вещь Штифтера" — спектакль тоже не новый. Но, чтобы его привезти, требуется определенная "артподготовка". В последние годы театральные фестивали приучили образованную публику к тому, что современный театр может обходиться без профессиональных артистов. "Маска" решила нанести последний удар и показать, что некоторые режиссеры преспокойно обходятся вовсе без людей.




Первое, что нужно сказать о новом спектакле Хайнера Геббельса — это то, что в нем нет актеров. Один час и десять минут зрители сидят в креслах и смотрят на огромное сценическое пространство, где происходит сложное драматическое действо, в котором живые существа не участвуют вообще. Правда, какие-то два человека в темном появляются в самом начале. Но они не более чем лаборанты в химической лаборатории: сначала равномерно рассыпают некий белый порошок по трем одинаковым прямоугольным бассейнам, образующим перспективу сцены, а потом перекидывают шланги и открывают краны, чтобы из трех белых кубов, похожих на огромные японские фонарики, в бассейны начала поступать черная жидкость, столь же непонятного, как и у порошка, происхождения.




В сущности, "Вещь Штифтера" — это произведение современного искусства, инсталляция, выдаваемая за спектакль.


Основной элемент сценической конструкции — причудливая композиция из пяти механических роялей и пианино, сквозь которые "прорастают" ветви сухих деревьев. На них нанесен сложный узор, и все они опутаны проводами так, что инструменты могут не только издавать звуки, но и искриться, светиться и в зависимости от освещения становиться — все вместе — похожими то на ночной пейзаж современного города с небоскребами, то на мрачное механическое чудовище. В конце спектакля конструкция совершает медленное "нашествие" на публику: установка с роялями едет над бассейнами к зрителям.


Источником вдохновения для Хайнера Геббельса послужило творчество малоизвестного у нас австрийского писателя позапрошлого века Адальберта Штифтера, который, в свою очередь, сильно повлиял на философа Мартина Хайдеггера. Отрывки из Штифтера звучат в спектакле из динамиков и наверняка будут как-то переведены на русский для московских показов. Но можно обойтись и без них: режиссер, конечно, вложил в спектакль много смыслов, но воспринимать "Вещь Штифтера" интересно и без мучительных размышлений на тему "а что это значит". Наблюдение за медленными преображениями сценического мира можно уподобить сидению у океана или медитативному личному "общению" с пейзажем. Можно фантазировать — то ли перед тобой девственный мир еще до появления первого человека, то ли остатки цивилизации после исчезновения человека последнего. Главное, не морочить себя вопросом "театр ли это". Тем более что в финале детали конструкции будут кланяться, как настоящие актеры.



оригинальный адрес статьи