ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

17 марта 2014

Forbes рекомендует: концерт Кэти Мелуа и гастроли «Тихого Дона»

Ирина Логунова | Журнал «Forbes»

Акустический концерт с грузинскими корнями

Певица и автор песен Кэти Мелуа — один из самых успешных британских музыкантов десятилетия, чьи пластинки получили 56 платиновых наград. Родом из Грузии, в 1993 году она в возрасте восьми лет вместе с семьей эмигрировала в Британию, где впоследствии и получила музыкальное образование в престижной Brit School for Performing Arts. В прошлом году она выступила в Букингемском дворце на гала-концерте, посвященном 60-летию коронации Елизаветы II, — честь, которой удостаиваются немногие, и зачастую на пике карьеры. Песни Мелуа, вдохновленные джазом, фолком и блюзом, отличает неизменная искренность, доверительность и мягкость интонаций. Впервые за много лет Кэти приезжает в Москву с единственным акустическим концертом Simplified. Композиции из последнего альбома Ketevan (грузинское имя певицы) и песни разных лет она исполнит почти без аккомпанемента — потому что только чистота и простота формы позволяет артисту раскрыться по-настоящему.



«Русский Пьеро» в новой интерпретации

«Гоголь-центр» отметит 125-летие Александра Вертинского концертом с участием молодых российских инди-музыкантов. Его песни прозвучат в исполнении групп Retuses, Artemiev, «Наадя», «Синекдоха Монток», Tinavie и «Окуджав». В сменяющих друг друга музыкальных номерах и театральных миниатюрах предстанет вся обширная география жизни «русского Пьеро», как называли Вертинского, — от Киева до Парижа и Шанхая. Режиссером концерта-посвящения выступает Денис Азаров, автор одной из первых премьер «Гоголь-центра» — спектакля «Елка у Ивановых» по абсурдистской пьесе Александра Введенского, и режиссер Московского музыкального театра им. Б. Покровского. Ведущим музыкального перформанса станет Сергей Васильев, создатель «поющей группы-труппы» «Кабаре Безумного Пьеро», соединившей в себе эстетику Серебряного века и авангарда с ресторанной песней, уличным театром и буффонадой.



Театральный марафон по роману Шолохова


Восьмичасовой «Тихий Дон» петербургского театра «Мастерская», который будет показан в Москве на фестивале «Золотая маска», стал одним из главных театральных событий прошлого года. Несмотря на длительность, спектакль, поставленный Григорием Козловым со своими недавними студентами, берет бешеный темп. При всей эпичности формы «Тихий Дон», на родной сцене составляющий дилогию с «Днями Турбиных», намеренно нивелирует идеологическую подоплеку, главное здесь — личные судьбы людей, оказавшихся в гуще драматических исторических событий. Что не отменяет юмора, ярких сценок казачьей жизни, песен, танцев, акробатических трюков, которые в конце концов только усиливают трагизм повествования.

Драма об одиночестве в декорациях Нью-Йорка 1920-х


Вообще-то новая картина Джеймса Грея называется «Иммигрантка» (The Immigrant), а «Роковой страстью» она стала волей российских прокатчиков, что как обычно в таких случаях, имеет мало отношения к сути фильма. 1921 год. Сестры Ева и Магда, оставив позади послевоенную Европу, в поисках лучшей жизни и счастья прибывают в Нью-Йорк. В пункте приема иммигрантов Магду сразу же помещают в туберкулезный карантин, а Еву (Марион Котийяр) собираются депортировать, заподозрив в сомнительном поведении на корабле. Избежать депортации ей помогает с виду респектабельный незнакомец Бруно (Хоакин Феникс), впоследствии оказавшийся сутенером и бутлегером. Любовь к Еве не мешает ему использовать ее, вынудив стать проституткой. Она говорит, что ненавидит его, но постепенно проникается неким подобием симпатии и даже сострадания. Фильм Грея — вовсе не о «роковой страсти», он об одиночестве, обездоленности и надежде.


Совместная выставка живых классиков


Фотографии Анатолия Пурлика фиксируют фрагменты окружающего мира, а в живописных работах Клары Голициной они преображаются в абстрактные цветовые пятна, контуры геометрических фигур и сплетения линий, как будто расчерчивающих незаметный обычному наблюдателю каркас пространства. При этом фотоизображение определяет «рамку» картин и угол зрения. Совместная выставка живых классиков — это не только художественный проект, но и увлекательный психологический эксперимент: как действительность преобразуется в глазах Другого? Насколько глубоко мы можем погрузиться в чужую картину мира? Насколько наше восприятие обусловлено заданными не нами границами?



оригинальный адрес статьи