ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

2 сентября 2020

И жизнь, и слезы, и любовь: «Пролетный гусь» от МХТ заставил амурского зрителя плакать

Мария Мурашко | Интернет-издание «Амурская правда»

Приготовьте платочки — совет тем, кто планирует увидеть постановку «Пролетный гусь» Московского художественного театра имени Чехова. Впрочем, к этому будут готовы все, кто хоть раз читал прозу Виктора Астафьева. По двум его рассказам и написан сценарий постановки. Реализм и ломка всех театральных шаблонов — так бы я назвала спектакль, который стал первым для столичного театра после полугода без зрителей и гастролей. И это сыграло на руку нам, амурским зрителям, неизбалованным большим театром — вдвойне: несколько месяцев артисты копили в себе энергию, которая вечером во вторник, первого сентября, просто взорвала зал драмтеатра. За два с лишним часа здесь было все: смех, грусть и настоящие слезы.  

Искусство против ковид 

— Для нас все очень волнительно — мы открываем сезон спектаклем в Благовещенске. И не играли мы, как и другие актеры, полгода — для нас, конечно, это испытание. Мало того что мы волнуемся, потому что давно «не брали в руки шашки», так  еще и ответственно, что мы в гостях, и нам очень важно, как нас примет публика Благовещенска, — поделилась эмоциями перед началом спектакля Кристина Бабушкина, актриса, сыгравшая одну из основных и ярких ролей постановки — Виталию Гордеевну. — Я всегда, когда зову на этот спектакль своих знакомых, говорю о нем так: душа обязана трудиться. Все мы знаем творчество Астафьева — у него не бывает просто, мне кажется, что эта литература попадает в любого зрителя. Мы играем этот спектакль 20 лет, представляете?! Мы его обожаем, мы одна семья, одна команда, мы все росли вместе с ним, и нам очень важно  донести настроение, мысли самого автора.  

Это тот случай, когда постановка родилась из души, — ее показали как «домашнюю» в 2002 году во время МХАТовских вечеров, к которым молодые актеры готовят литературно-музыкальные композиции. Автор — педагог и актриса Марина Брусникина. После того как Олег Табаков увидел этот спектакль, он появился в репертуаре театра. С тех пор «Пролетный гусь» исколесил всю страну и стал участником фестиваля «Золотая маска».

«Мы пришли сюда, чтобы вспомнить, что и наша душа жива. Что она умеет чувствовать и простую человеческую радость, и сочувствовать до слез чужому, но такому понятному горю».

Спектакль и для легендарного театра, и для амурчан впервые прошел в новом «коронавирусном» формате. «Мы тут у вас и посмотрим, что это за «шахматная рассадка» в зале», — улыбаются актеры, увидев журналистов в медицинских масках. По их словам,  в родном театре они открывают новый сезон с 7 сентября и очень ждут возвращения на сцену.

Для амурского же зрителя измерение температуры на входе и обработка рук антисептиком уже довольно привычны и не доставили особого неудобства. По крайней мере, меры безопасности точно не помешали полностью насладиться искусством.  

Душа-то живая 

Понятно, что за спектаклем с такой долгой историей уже стоит множество отзывов — как обычных зрителей, так и профессиональных критиков. Я шла на постановку с чистой памятью — не углубившись в эти отзывы, чтобы получить свое собственное мнение.

Сегодня, 2 сентября состоится второй спектакль в амурском театре драмы, а 3 сентября в 18.30 спектакль «Пролетный гусь» покажут в рамках фестиваля «Золотая маска» в Доме офицеров Белогорска.

В «Гусе» нет специальных декораций и нет ролей — тех, к которым мы привыкли. Едва начав вычленять главных героев и сочувствовать их судьбе, мы видим, как текст персонажей перехватывают другие актеры. По очереди каждый становится то Данилой, то Мариной, то голосом автора. Не сразу понимаю, что на сцене один герой — и это текст. Художественное произведение, которое оживляют своими голосами несколько актеров. Некоторые критики обвинили спектакль в том, что по факту он — просто чтение рассказов Астафьева. И это действительно так. Это чтение, но какое чтение… Актеры бережно несут текст писателя то громкой песней, то шепотом, то срываясь на крик — несут его так, что вместе с текстом ты смеешься, подпеваешь, вздыхаешь, а потом просто рыдаешь — и не можешь остановиться.

Первая часть спектакля прошла почти в полной тишине в зале — страшно было даже аплодисментами разрушить эту камерность, эту интимность, созданную актерами на сцене. К финалу первой части, которая закончилась самоубийством главной героини, пережившей сына и мужа, плакала я и другие зрители — могу ручаться за сидевших рядом.

Вторая часть спектакля по рассказу «Бабушкин праздник» меняет тональность — исчезают черные наряды, появляются яркие платья, светлые рубахи и столы, которые ломятся от яств. И вот мы уже смеемся над веселой попойкой такой родной, такой русской семьи, подпеваем и танцуем вместе с актерами. Здесь все чаще звучат аплодисменты — после каждого исполнения берущих за самое русское нутро песен. Но за всем этим кажущимся весельем в финале снова звучит Астафьев, возвращающий в реальность, когда выясняется, что этот праздник застал в живых всю компанию в последний раз. И тихие слова выросшего мальчика: «Сердце-то оно живое… не камень»  расставляют все по местам. Мы пришли сюда, чтобы вспомнить, что и наша душа жива. Что она умеет чувствовать и простую человеческую радость, и сочувствовать до слез чужому, но такому понятному горю. Разбередившие сердце артисты сорвали овации – благодарный зал долго не отпускал актеров со сцены.

— Сам материал и спектакль интересны тем, что это про всех нас — про наши семьи, и в нем есть такие объединяющие начало и теплота, что любой зритель находит среди героев члена своей семьи. В тексте заложено столько любви и доброты, и это всегда находит очень большой отклик у зрителей, — признается актер МХТ Павел Ващилин.



оригинальный адрес статьи