ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

10 сентября 2021

Светлана Янчек: «Горбачев» — хедлайнер «Золотой Маски» этого года

Елизавета Калугина | Интернет-издание «Postimees»

Долгожданный театральный фестиваль «Золотая маска», несмотря на сопряженные с пандемией сложности, в этом году состоится. О программе фестиваля, как всегда очень разнообразной и насыщенной, рассказала руководитель фестиваля «Золотая маска» в Эстонии Светлана Янчек.

Спектакли Виктора Рыжакова и Алвиса Херманиса, постановки пьес Александра Островского, Ивана Вырыпаева, Евгения Гришковца, поэтический моноспектакль «Константин Райкин. Своим голосом», детские спектакли и многое другое — «Маска» предлагает зрительский опыт на любой вкус, цвет и возраст. Фестиваль будет проходить с 5 по 26 октября в Таллинне, Нарве и Кохтла-Ярве.

Каждая программа как последняя любовь
— Как в этом году проходит подготовка к «Золотой маске»? Какие коррективы внесла пандемия?

— Конечно, сейчас главной особенностью всех сфер нашей жизни вообще является коронавирус. Это очень серьезно осложнило нашу работу, мы даже не представляли, какой объем согласований требуется для того, чтобы правильно организовать пересечение границы артистам и всем, кто их сопровождает, как обеспечить безопасность на площадке и за кулисами, как обеспечить безопасность зрителей. Но я думаю, что мы все это пройдем, справимся и фестиваль состоится. Во всяком случае на сегодня заметных причин для волнения я не вижу. Но, конечно, ситуация с каждым днем меняется, и возможно все. Я надеюсь, что какого-то абсолютно разрушающего форс-мажора не возникнет. Ну и, конечно, в будущем, мне кажется, нам все равно придется искать какие-то выходы из этой ситуации, чтобы сохранить нормальную, привычную для людей жизнь. Локдаун в этом смысле, наверное, не единственное решение. Мы готовим для зрителей быстрые тесты по дружественной цене, так что посещение фестиваля значительно не подорожает. Я надеюсь, что люди вакцинируются и этот процесс идет. Пользуясь случаем, призываю всех вакцинироваться, тогда наша жизнь стабилизируется быстрее.

— Что удалось перенести с прошлогодней несостоявшейся «Золотой маски»?

— Мы старались максимально сохранить программу, но те, кто следит за этим процессом, помнят, что в прошлом году у нас ожидались два музыкальных театра, два мюзикла. Один мюзикл для детей, второй — для взрослых: «Девчонка на миллион» Максима Леонидова, прекрасная история... Но вот именно от этих двух спектаклей нам пришлось отказаться, потому что мы знаем, что музыкальный театр — это минимум 150 человек: оркестр, хор, балет, исполнители, ну и вся техническая часть, которая сопровождает спектакль. Конечно, такое большое количество гостей — это увеличение и рисков тоже, поэтому мы отказались от музыкальных спектаклей, но пополнили программу за счет очень громких московских премьер, и на сегодня у нас всего 150 гостей. Для нас это мало. Из них практически все вакцинированные, есть переболевшие и очень небольшое количество людей, у которых нет вакцин по разным показаниям — медицинским, возрастным.

— На что в программе фестиваля вы бы особенно советовали зрителям обратить внимание?

— У нас есть любимые театры, люди, которые из года в год приезжают, встречи с которыми мы ждем. Но получается такая странная история: каждый раз, когда программа закончена, составлена, это как твоя последняя любовь. Она кажется самой лучшей и важной, выбирать в рамках одной программы очень сложно еще и потому, что мы стараемся составить ее таким образом, чтобы она была интересна разным зрителям. И по возрасту, и по вкусам, и по предпочтениям и так далее.

Но, конечно, хедлайнером фестиваля, мы это понимаем, сегодня является спектакль «Горбачев». И хотя вокруг самой фигуры героя очень много споров, она противоречива, неоднозначно воспринимается как в эстонской среде, так и в русской, работа латвийского режиссера Алвиса Херманиса во многом знаковая, потому что она меняет наше представление о Горбачеве.

Она уже сделана с позиции дистанции к тем историческим событиям, автором которых он был. Во-вторых, она акцентирует не его политические взгляды, не его политическую деятельность, а его частную жизнь, его человеческие качества: каким он был мужем, отцом, какие у него были человеческие приоритеты. Это очень важно, потому что из такой локализации внимания рождается, собственно, новый образ человека, который без войн в XX веке просто перекроил всю карту Европы. И, конечно, я думаю, чем дальше мы будем уходить от этих событий, тем больше будет меняться сам образ Горбачева и, мне кажется, он больше будет оценен по достоинству, как и спутница его жизни, которая приняла на себя в том числе и все тяготы политических войн, коммунистических интриг и так далее. Это прекрасная и трогательная история любви, поэтому, мне кажется, многие, кто думает, что это политический театр, абсолютно точно заблуждаются. Это документальный театр. Все, о чем говорится в спектакле, основано на документах. От этого еще интереснее — понимать, что очень многое всегда оставалось вне поля нашего внимания.

Рыжаков, Райкин и неизвестный Островский
— Еще один яркий спектакль программы — «Иранская конференция», по пьесе Ивана Вырыпаева. В этой постановке задействовано достаточно много актеров. Насколько сложно привести этот спектакль?

—  Вы очень точно обозначили критические моменты, с которыми приходилось работать, потому что в Театре Наций нет большой постоянной труппы и Виктор Рыжаков, который поставил спектакль «Иранская конференция», принципиально собрал лучшие актерские силы России. Причем там в каждой роли несколько исполнителей и это необязательно исполнители первого, второго и третьего состава. Они, приходя играть спектакль, никогда не знают, кто сегодня будет их партнером и от этого рождается очень свежая и эмоциональная интонация этого спектакля. И, конечно, чтобы собрать наш состав, требовалось огромное согласование с этими тремя составами.

Единственная просьба, которая у меня была сразу к нашим партнерам по «Маске», — мне очень хотелось, чтобы приехал Илья Исаев. Это актер, который сегодня ну очень интересный и много работает и в театре, и в кино. Он, по-моему, раз пять номинировался как лучший актер на «Золотую маску», это большое признание. Он родился в Таллинне, вырос в районе Ласнамяэ, и это очень интересный мотивирующий пример для многих — что к своей цели можно стремиться и ее можно достичь.

Рыжаков — тоже фигура для Таллинна неслучайная, известная. В свое время он ставил в Эстонском драматическим театре спектакль «Игры на задворках» по пьесе израильского автора, для подростков. Они сначала играли вне стен театра, в бывшем кинотеатре «Пионер», потом перенесли постановку в театр. Там, кстати, дебютировала наша актриса, которая была тогда студенткой Lavakas (Эстонской академии музыки и театра — прим. ред.), Алина Кармазина, сейчас она в труппе Русского театра. Рыжаков был педагогом на курсе табаковцев, которые пришли сюда в театр. И он поставил спектакль «С любимыми не расставайтесь», который шел здесь, то есть его творческая связь с Таллинном очень крепкая и, самое главное, продуктивная.

— Какие еще спектакли вы можете выделить?

— Если говорить об актерском театре, это, конечно, Райкин в спектакле «Шутники». Такое очень интересное наблюдение — почему спектакль «Шутники» пользуется огромной популярностью в Москве. Островский — это огромное наследие, его можно открывать, по-разному ставить, но мы со школы уже знаем все коллизии основных его пьес. А здесь берется пьеса, которая абсолютно... я не читала ее, я театровед по образованию, а из широкой публики, я полагаю, никто не держал в руках текст «Шутников». И в этом смысле зрителям интересно наблюдать за историей, за сюжетом, не за тем даже, как играют, а чем дело кончится. Для неискушенного зрителя, неофита в театре, это особенно важно, потому что огромная часть публики воспитана на сериальной продукции, а сериальная продукция — это история. В этом смысле спектакль «Шутники», помимо прекрасной игры актеров, интересен зрителю еще и потому, что хочется знать, чем дело кончится. А дело кончится хэппи-эндом.

— Что фестиваль приготовил для Ида-Вирумаа?

— Там мы показываем балет «Москва» бельгийского хореографа Йеруна Вербрюггена. Это очень красивый спектакль, я не устаю это повторять. Количество хореографических находок на единицу пространства и единицу времени просто потрясающее. Там 20 танцовщиков танцуют марафон, и у каждого своя манера танца, своя техника, свой танец выстроен. Конечно, они взаимодействуют, и там есть какие-то дуэты и более массовые танцы, но при этом еще у каждого свой хореографический рисунок. Это настолько богатая танцевальная партитура, что ты смотришь, у тебя все время глаз поглощен этим действием и час пролетает. Вот они закончили, вот эта ударная точка, платок распорядитель отдает перетанцевавшей всех балерине, и ты думаешь: «Ну как, как это пролетел час?!» Это вообще не похоже ни на что, настолько это захватывает чисто визуально. Этот спектакль будет в Нарве и будет в Таллинне.

А вот в Кохтла-Ярве будет спектакль как раз Константина Райкина «Своим голосом». Это такой по форме поэтический, а по сути скорее творческий вечер, потому что чтение любимых стихов, прозы перемежевывается с какими-то характеристиками этих авторов, воспоминаниями, которые связаны с ними, с детством, выбором профессии, семьей. В общем, это очень доверительный поэтический монолог. Несколько лет назад театр «Сатирикон» приезжал в Таллинн, и я очень волновалась, потому что это был зал Alexela — тысяча зрителей и стоит один человек в концертном костюме и больше ничего: ни музыки, ни видео, никаких инсталляций, никаких атрибутов современного театра. И человек два часа — там есть антракт, там разные по эмоциональной окраске части — два часа держит публику, и публика в полном восторге, абсолютно завороженная, в гробовой тишине слушает Райкина.

оригинальный адрес статьи