ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Бенджамин Бриттен

Поругание Лукреции

Театр «Новая опера» им. Е.В. Колобова, Москва
Номинации на Премию 2020

Опера / спектакль
работа дирижера (Ян Латам-Кениг)
работа режиссера (Екатерина Одегова)
женская роль (Гаяне Бабаджанян)
опера в 2-х действиях

Музыкальный руководитель и дирижер: Ян Латам-Кёниг
Режиссер: Екатерина Одегова
Художник: Этель Иошпа
Художник по свету: Тимофей Ермолин
Драматург: Михаил Мугинштейн

Артисты: Георгий Фараджев, Екатерина Петрова, Алексей Антонов, Борис Жуков, Артем Гарнов, Гаяне Бабаджанян, Александра Саульская-Шулятьева, Анастасия Белукова

спектакль исполняется с разрешения музыкального издательства «Boosey & Hawkes Music Publishers Limited», Лондон

спектакль идет на английском языке с субтитрами

Продолжительность 2 ч. 20 мин. Возрастная категория 18+
Я влюбился в музыку Бриттена, когда был мальчиком-дискантом. Я участвовал в записи и многих исполнениях его Военного Реквиема под управлением самого Бриттена. Возможно, именно это побудило меня стать дирижером. «Поругание Лукреции» сочетает классические черты – фортепианные речитативы и великолепное использование мужского и женского хора, которые комментируют действие так же, как и в греческой трагедии, – и главные персонажи, абсолютно живые, созданные из плоти и крови. Музыка «Лукреции» – возможно, одна из самых прекрасных вещей, что написал Бриттен. Из-за этого сочетания классицизма и глубокой эмоциональной драмы его первую камерную оперу просто невозможно пропустить.
Ян Латам-Кёниг
«Поругание Лукреции» – шедевр по форме и содержанию. Гений Бриттена создал «Страсти» человека ХХ века (еще один пример – «Царь Эдип» Стравинского). В отличие от Баха и Стравинского, Бриттен концентрирует великую проблематику и духовную энергию пассионов (самого мощного трагического жанра, рожденного христианской культурой) в невероятно интимную, камерную форму. Духовный путь человечества и Христа пропущены через хрупкое тело одной женщины – Лукреции. Неслучайно ее лейтмотив (Lucretia’s chaste / «Честь Лукреции») – барочная риторическая фигура креста. Она символично обрамлена темами двух мужчин. У насильника Тарквиния это нисходящая тема, которая превращается в финале первого действия в жуткий шаг траурной пассакалии: ансамбль «Good night» – страшный миг затишья перед ночью, ведущей Тарквиния в его одинокий ад. В партии Коллатина, мужа Лукреции, восходящий ход – не что иное, как тема Тарквиния в обращении. Происходит роковая подмена одного мужчины, желанного, другим. Тарквиний – пришелец, его не ждали, но явился он, а томление живет в теле Лукреции («Лукреция ранима желанием»). Желание делает нас уязвимыми, идеальность хрупка. Желание Лукреции-женщины не может не войти в роковой резонанс со все нарастающей похотью мужчины. Добродетель – всегда самая желанная добыча для греха. Изнасилование Лукреции не есть физическая схватка полов (тело проиграно человечеством со времен Эдема, оно – тлен), но борьба за душу, за право остаться человеком. Тарквиний находит здесь свой конец и обрекает душу на вечные муки и забвение. Лукреция начинает долгий мучительный путь восхождения к Богу. Ее самоубийство – бескомпромиссный шаг обретения себя, обретения бесконечности духа. Максима романтика Новалиса через полтора столетия актуальна вновь: «Смерть – это жизнь после смерти. Жизнь усиливается посредством смерти».
Екатерина Одегова
На странице использованы фотографии Даниила Кочеткова