ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Родион Щедрин

Лолита

Мариинский театр, Санкт-Петербург
Номинации на Премию 2021

Опера / спектакль
женская роль (Пелагея Куренная)
мужская роль (Александр Михайлов)
мужская роль (Петр Соколов)

опера в 2-х действиях
либретто композитора по одноименному роману Владимира Набокова
 

Музыкальный руководитель и дирижер: Валерий Гергиев
Режиссер-постановщик: Слава Даубнерова
Художник-постановщик: Борис Кудличка
Художник по костюмам: Наталия Китамикадо
Художник по свету: Даниэл Тесарж
Художники по видео: Якуб Гуляс, Доминик Жижка
Хормейстер: Павел Теплов

Артисты: Пелагея Куренная, Петр Соколов, Дарья Росицкая, Александр Михайлов, Марина Марескина, Майрам Соколова, Виталий Янковский, Елена Витман, Ирина Ванеева, Дмитрий Колеушко, Денис Беганский, Антон Халанский, Юрий Власов, Татьяна Кравцова
 

Музыкальные материалы предоставлены SCHOTT MUSIC GmbH & Co, Mainz (Германия)
 

Продолжительность 2 ч. 50 мин. Возрастная категория 18+
На мой взгляд, это трагическая книга, полная недосказанности, намеков. Люди часто не читали «Лолиту», а только слышали о том, что там возрастной ценз не такой, как привычно. Конечно, нельзя уходить от фабулы, но мне кажется, что дело тут в другом. В первую очередь мне представляется, что это трагическая, а не эротическая книга. Я хотел бы, чтобы эту оперу зрители слушали и смотрели непредубежденно, не поверив тому пренебрежительному отношению, которое кто-то когда-то мог высказать. Доверьтесь тому, что вы увидите.
Родион Щедрин
Роман Набокова – это шедевр, и опера Родиона Щедрина, написанная по нему, – тоже шедевр. Это очень тревожная, беспокоящая тема, но искусство должно быть беспокоящим, оно должно возбуждать и задавать вопросы. У Набокова совершенно фантастический язык, и, если бы автор подсознательно не симпатизировал Гумберту, мы бы, наверное, не стали читать этот роман. В опере главный язык – музыка, и Родион Константинович создал совершенно замечательное произведение. Симпатия к Гумберту здесь тоже имеет место, но для меня главным персонажем этой истории является Лолита, и мне было важно показать происходящее ее глазами. Существуют различные интерпретации этого образа. Часто говорится о том, что Лолита сама соблазнила Гумберта, но моя постановка решена иначе. Взрослый мужчина несет ответственность за эту ситуацию, а не 12-летняя девочка, которая к тому же выросла без отца. Это еще одна важная линия, которую я хотела подчеркнуть.
Слава Даубнерова
Музыка Щедрина зачаровывает с первых звуков: в Интродукции, где Лолита разглядывает себя в зеркало, а Гумберт украдкой снимает ее на видеокамеру – и на экране проецируются ее глаза, губы, гольфы, детские туфли с ремешками, оркестровый звук плывет как мираж на тончайших вибрациях арфы и струнных, в хрупком контуре флейты пикколо. Этот щедринский образ Лолиты создает воздушность, прозрачность музыкальной ткани, пробитой резкими контрастами, эмоционально взвинченным тоном вокальных партий.
Задиристая, порывистая Лолита Куренной и внешне закрытый, завороженный Лолитой, снимающий каждое ее движение на камеру, с резкими тяжелыми вспышками темперамента Гумберт Соколова существуют на сцене так естественно и так свободно вокально, что порой забываешь о страшной сути их дуэта. В финале, когда хор девочек поет Колыбельную («Матерь Божья, молись о нас») и Лолита появляется на пустой, «потусторонней» сцене в подвенечном платье с беременным животом, проходя мимо умершей матери, а голос Гумберта читает ей свое последнее наставление: «Будь верна своему Дику. Не давай другим касаться себя...», вдруг веришь, что в конечном счете свет и красота в человеческой душе одерживают победу, даже если уже в самой жизни ничего изменить нельзя. В этом - катарсис «Лолиты» Щедрина, ее сокровенная и не ускользающая красота.

«Российская газета»

Родион Щедрин, превращая роман Владимира Набокова в оперу, создал из рассказанной от первого лица истории слепок объективной и объективирующей реальности. Режиссер Слава Даубнерова и сценограф Борис Кудличка делают эту реальность одновременно ускользающей и незыблемой: мир накрепко собран на поворотном круге, и даже вторая часть истории, предполагающая движение и смену локаций, оборачивается одним и тем же затрапезным мотелем и сломанным светофором. Убегая, остаешься на месте, из однажды совершённого нет выхода. Эта плоская обреченная земля стоит на трех китах: равно необратимых преступлении и травме – и безразличии тех, кто не совершал первое и не переживает второе. Интонация самого спектакля предельно сдержанна, бушует только музыка Щедрина в оркестре, пока герои заперты в своих вокальных линиях. Американские пятидесятые сюжета, американские восьмидесятые и девяностые, прорывающиеся узнаваемыми музыкальными паттернами, европейская режиссура двухтысячных – на том же поворотном круге, что и сегодняшний день. И кроме Лолиты по сцене ходят ожидающие своего часа жертвы, а светофор, не выключаясь, настойчиво мигает предупредительным желтым.

Татьяна Белова

Обращаем ваше внимание, что зрители младше 18 лет на спектакль не допускаются.

На странице использованы фотографии Наташи Разиной, Валентина Барановского и Патрика Бореки