ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пегий пес, бегущий краем моря

Театр кукол, Рязань

Премия «Золотая Маска» 2021 г. – «Лучшая работа художника»

Номинации на Премию «Золотая Маска» 2021 г. – «Лучший спектакль в театре кукол»

кукольная притча по мотивам повести Чингиза Айтматова

Режиссер-постановщик: Борис Константинов 
Ассистент режиссера: Ия Константинова 
Художник: Виктор Антонов 
Художник по костюмам: Наталья Корнилова
Режиссер по пластике: Игорь Григурко 
Композитор: Альбина Шестакова 
Художник по свету: Георгий Горазеев
Видеохудожник: Максим Акулин

Артисты: Алексей Астахов, Александр Григорьев, Антонина Григорьева, Оксана Матвейцева, Юрий Матвейцев, Андрей Стручков, Василий Уточкин, Екатерина Филиппова, Олег Царев

Продолжительность 1 ч.
Возрастная категория 12+
Я очень люблю книги Чингиза Айтматова, а их, мне кажется, сегодня редко читают. По крайней мере, молодое поколение. Если после показа кто-то из зрителей откроет его текст, буду считать свою задачу выполненной.
Эта повесть очень поэтична. Поэзия и театр кукол родственны по своей природе – структурно, за счет метафор и символов, за счет иносказания. Например, мы с художником, Виктором Антоновым, категорически не хотели делать воду обычными способами: полиэтилен, ткань… Деревянные палки стали и волной, и оружием, и продолжением руки кукольника. С этого начался мир спектакля.
Борис Константинов
Спектакль медитативный, гипнотизирующий. Артисты на сцене не играют, а словно совершают обряд камлания. Гулко звучит диджериду. Важно откликается шаманский бубен. Вздымаются к небу деревянные шесты, сталкиваются и распадаются, как морские волны. Из тонких палочек складываются куколки: хрупкие и беззащитные на фоне бушующих стихий. Вскипает суровое Охотское море, утробно «рычит» бухта Пегого пса. А люди – посредине. И они просят пощады, заклинают сушу и воду жить в мире и согласии. И сохранить жизнь маленькому мальчику Кириску, в котором заключено будущее целого народа – нивхов. Но закон суров: жизнь за жизнь. И уходят в морскую пучину старшие, приносят себя в жертву, чтобы юный охотник мог увидеть еще одно утро, прожить еще одну жизнь…
 «Новая газета»
Эффектное сценическое полотно Бориса Константинова с многофигурной пластикой Игоря Григурко напоминает одновременно голливудские марсианские хроники и этнографические постановки Джули Тэймор. Внешняя выразительность сочетается с основательностью сюжета, ведущего зрителя от космогонического мифа о сотворении мира из воды – к обряду инициации во время первой морской охоты.
Человек и стихия в этом спектакле сделаны из одного материала, как и положено при постановке повести Чингиза Айтматова. «Пегий пес» рассказывает о людях, исповедующих веру в то, что человек – не царь зверей, а всего лишь часть природы. Виктору Антонову, мастеру театральной визуализации, удается соперничать с природным разнообразием подводного мира. Его океан персонифицирован в людях-амфибиях, чьи дредоподобные щупальца-плавники-хвосты делают их одновременно и флорой и фауной мистического, морского царства. Именно эти осторожные разумные монстры решают, кто из четверых мужчин останется в лодке, когда она вернется на берег, кого стоит спасать ради будущего рода человеческого. И они выбирают ребенка.

Анна Иванова-Брашинская

На странице использованы фотографии Андрея Павлушина