ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Марта Райцес

Я – КУЛАК. Я – А-Н-Н-А

Театр кукол, Красноярск
Номинации на Премию 2021

Куклы / спектакль
работа режиссера (Юлия Каландаришвили)
работа художника (Евгения Платонова)
работа драматурга (Марта Райцес)

немой вопрос

Режиссер: Юлия Каландаришвили 
Художник: Евгения Платонова 
Художник по свету: Елена Алексеева 
Звук: Сергей Зиновьев
Видео: Владимир Заболотский
Психолог-консультант: Тамара Славина 

Артисты: Борис Смелянец, Галина Паршина, Ирина Нечитайло, Даниил Комаров, Екатерина Кимяева, Иван Блохин 

Продолжительность 1 ч. 20 мин.


Возрастная категория 12+
Мне выпало счастье родиться у неслышащих родителей, потом два года я работала в школе для неслышащих детей. Когда пришла в театр, немного чуралась этой темы: мне казалось, что театр и социальные вопросы не стоит смешивать. Но сегодня я думаю иначе. С пьесой Марты Райцес я познакомилась, будучи ридером драматургического конкурса «Маленькая Ремарка» в прошлом году, и сразу поняла – мой материал! Тут совпали линия моего личного соприкосновения с этой темой и хороший текст. Не могу сказать, что пьеса социальная, поднимающая вопросы исключительно людей с ограниченными возможностями. Она гораздо шире: главной героине 12 лет, возраст, в котором любому подростку кажется, что его не слышат. Он чувствует себя маленьким и одиноким в этом большом мире. Часто такой внутренний подросток живет и во взрослых людях.
Юлия Каландаришвили, интервью журналу «Театр»
Красноярский спектакль – одно из первых и потому особенно ценное обращение кукольников к современной драматургии, к социальным проблемам, и далее напрямую – к молодежной (а не исключительно детской или взрослой) аудитории. Тема режиссерского воззвания Юлии Каландаришвили одновременно актуальна и бессрочна: ее спектакль – о невозможности взаимопонимания и о важности его поиска.
Спектакль наполнен тенями, гротескными аксессуарами, проекцией… В нем даже есть кукла, которая никак не может претендовать на статус альтер эго главной героини, а смотрится, скорее, как сопровождающая ее по жизни утешительная игрушка. Несмотря на обилие формально-кукольных приемов, кукольным по жанру этот спектакль назвать сложно. Но он очень органично существует в репертуаре театра кукол. Кукольность спектакля – не буквальная, а метафорическая, и во многом обеспечена пьесой Марты Райцес, в которой мы следим за внутренними монологами глухонемой двенадцатилетней девочки. Немота и глухота героини делает ее подозрительно иной для окружающих, а эта роль на сцене обычно отводится кукле. В красноярском спектакле даже в исполнении живой актрисы героиня воспринимается как отчужденная кукла. Так что зрителю предлагается расслышать тихий кукольный голос, говорящий о человечески важном.    
Анна Иванова-Брашинская