ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Уильям Шекспир

Двенадцатая ночь, или как угодно

Никитинский театр, Воронеж
Номинации на Премию 2022

Драма / спектакль малой формы
работа режиссера (Юрий Муравицкий)
работа художника по костюмам (Ваня Боуден)
игра в комедию

Режиссер: Юрий Муравицкий
Художник: Ваня Боуден
Художник по свету: Антон Астахов
Хореограф: Никита Чумаков

Артисты: Борис Алексеев, Марина Демьяненко, Светлана Медведева, Максим Федотов, Алексей Савин, Андрей Клочков, Илья Крылов, Сергей Кузнецов, Александр Габура, Егор Янышев

Продолжительность 3 ч.
Возрастная категория 16+
В жизни мы все время играем в какие-то игры, меняемся ролями, но часто за этими играми пропускаем важные вещи, которые потом приводят к неожиданным и иногда драматическим последствиям. Вот о чем я думал, когда мы работали над спектаклем. Но какой эффект это произведет в итоге предугадать сложно. Это как узоры на стекле: ты погружаешь стекло в определенную температуру при определенной влажности и знаешь, что проявятся узоры, но какие, не знаешь. Персонажи спектакля хотят радости, веселья, к чему приведет это стремление – увидите сами.
Юрий Муравицкий
«Двенадцатая ночь» Юрия Муравицкого – спектакль, который не повторяется никогда. Да, невозможное – возможно. Кто кого будет играть, определяет жребий в начале представления: каждый из 10 артистов готов стать любым героем комедии о любви и судьбе.
Это фантастический challenge: каждому исполнителю надо, как минимум, знать весь текст пьесы. Актеры страхуют друг друга – те, кто не занят на сцене в данный момент, сидят на месте несуществующих в Никитинском кулис и подают товарищам реплики. Частой нужды в том нет, текст артисты забывают редко – а иногда «забывают» сознательно, и из этих где-то вынужденных, а где-то сыгранных подсказок рождается особое, очень теплое чувство сопричастности. У Шекспира герои соперничают за сердца, ревнуют и жестоко шутят – возьмите хотя бы проделку, учиненную сэром Тоби, слугой Фабианом и камеристкой Марией над снобом Мальволио. А отношения исполнителей, взявшихся сыграть «Двенадцатую ночь», складываются в свой, надшекспировский текст – об актерском и человеческом братстве; маленькая песочница становится планетой, на которой живёт озорное сообщество единомышленников.
интернет-портал «CoolConnections»
Не знающая деления на действия, шекспировская драма промчится перед зрителем лоскутными эпизодами, молниеносно сменяющими друг друга. А, казалось бы, колючая шутка, брошенная в начале спектакля, о том, что в силу молодости и амбициозности труппа не смогла поделить роли, буквально определяет жанр спектакля. Эстетика площадного театра приблизит максимально удаленный на сотни временных миль шекспировский текст. Музыка сгладит швы и ершистости переходов от сцены к сцене. Как и в традиционном елизаветинском представлении, спектакль закончится зажигательной «джигой»: финальной песней Шута под аккомпанемент маленького самодельного оркестра. А романтическая история счастливой любви Орсино, Себастиана, Оливии и Виолы превратится в маленькую победу молодой и невероятно смелой никитинской трупы.

«Петербургский театральный журнал», блог

Вместе с труппой Никитинского театра режиссер Юрий Муравицкий решился на бесстрашный эксперимент. Вдохновившись полным названием шекспировской пьесы, он предложил актерам играть «как угодно», а точнее, распределять роли c помощью жребия перед началом каждого представления. И поэтому спектакль оказывается настоящим приключением: на глазах у публики артисты начинают готовиться к только что «выпавшим» им ролям. Причем мужские роли могут достаться женщинам, и наоборот. Дух площадного балаганного театра, столь близкий шекспировской комедии, здесь определяет все. Сцена-песочница, в которой происходят события пьесы, это пространство витальности и радости преображения. Чтобы не запутать зрителей (и не запутаться самим), в начале спектакля артисты на грифельной стене рисуют «генеалогическое древо» героев пьесы и, вооружившись миниатюрными музыкальными инструментами, разноразмерными воротниками и манишками, юбками и мантиями, выбелив лица, разыгрывают историю с премьерным куражом, и это неудивительно, ведь показ (как и любой другой) – действительно первый с таким составом. 

Анастасия Арефьева

На странице использованы фотографии Андрея Парфенова