ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Вольфганг Амадей Моцарт

Свадьба Фигаро

Театр оперы и балета, Воронеж
Номинации на Премию 2022

Опера / спектакль
работа дирижера (Феликс Коробов)
работа режиссера (Михаил Бычков)
работа художника (Алексей Вотяков)
женская роль (Екатерина Лукаш)
женская роль (Наталья Петрожицкая)
опера в 4 действиях

Либретто Лоренцо Да Понте по пьесе Пьера-Огюстена Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро»

Дирижер-постановщик: Феликс Коробов
Режиссер-постановщик: Михаил Бычков
Художник-постановщик: Алексей Вотяков
Художник по свету: Иван Виноградов
Видео: Алексей Бычков
Хормейстер: Ольга Щербань
Ассистент дирижера: Данила Серганин
Ассистент режиссера: Левон Микаелян
Концертмейстер: Светлана Андреева

Артисты: Кирилл Афонин, Наталья Петрожицкая, Федор Костюков, Александра Добролюбова, Екатерина Лукаш, Артем Борисенко, Юлия Проняева, Назар Немченко, Дмитрий Хангельдыев, Антон Оршанский, Екатерина Гаврилова

Продолжительность 3 ч. 20 мин.
Возрастная категория 16+
На мой взгляд, хотя «Свадьбу Фигаро» и называют «комической оперой», на самом деле, она содержит в себе не столько комедию, сколько огромный спектр человеческих чувств. Моцарт написал эту чудесную музыку в 1786 году, и сегодня мы продолжаем выражать через нее свои переживания – потому что продолжает жить любовь, люди продолжают страдать от измен, добиваться возлюбленных. Это не просто забавная комедия положений – это глубокая, содержательная история, у которой есть огромный эмоциональный диапазон. Спектакль стал самым ожидаемым событием сезона не только для Воронежского театра оперы и балета, но и для Воронежа в целом.
Михаил Бычков
Очевидно, что режиссер пытался укрупнить «серьезную» линию оперы и сделать акцент не на веселой кутерьме с переодеванием и местью слуг хозяину. Во главе угла – человеческие отношения, вопросы доверия, преданности, влюбленности и любви. Поэтому в памяти «застревают» прежде всего моменты драматические, как, к примеру, ария графини Розины, чей образ, благодаря солистке Наталье Петрожицкой, возвышается почти до персонажа античной трагедии.
журнал «Музыкальная жизнь»
С оперными артистами Бычков работает так же, как с драматическими в своем Камерном театре – тщательнейшим образом выстраивая психологический театр. Все взаимодействия артистов вне больших арий, небольшие жесты, весь «язык тела» простроены так точно, что даже человеку, впервые попавшему в оперный театр и вовсе не читавшему Бомарше, понятно, кто к кому как на этой сцене относится и что думает в конкретный момент.
Работа Екатерины Лукаш (продуманная артисткой, но предложенная режиссером, разумеется) – это и в музыкальном смысле и в игровом салют, фейерверк, сто бутылок шампанского, открытых одновременно. Высокая и хрупкая, певица превращается в долговязого пажа, вся пластика которого – пластика наглого и пугающегося своей наглости подростка. В сцене «двойной игры» (женщина играет мальчишку, который притворяется женщиной) руки волнующегося Керубино безуспешно шарят по бокам, стараясь найти карманы штанов и привычно засунуть туда кулаки – а у платья-то карманов нет, и в движениях сквозит прямо-таки трагическое отчаяние – при этом до невозможности смешное.

«Петербургский театральный журнал», блог

Режиссер Михаил Бычков перенес действие оперы Моцарта в начало ХХ века, в первые дни после окончания Первой мировой войны. Солдаты возвращаются, их ждут жены и любовницы, но у стен усадьбы еще лежат мешки с песком, и дом явно нуждается в ремонте. Именно нервом первых мирных дней, когда так хочется жить и любить, оправдывает режиссер быстрый темп событий в опере – солдаты и офицеры (воевал и Фигаро, и Альмавива) спешат поверить, что они выжили. При этом Бычков посреди моцартовских шуточек (внятно обозначенных Феликсом Коробовым и ведомым им оркестром) напоминает о недавней реальности, которую так хотят забыть персонажи – на заднике периодически появляется жутковатая кинохроника тех времен. Потому у зрителя бежит холодок по спине, когда Фигаро снаряжает в армию невоевавшего щенка Керубино – война точно кончилась? Наглому пажу точно не достанется газовой атаки? Точно-точно, успокаивает нас спектакль. Все дурное позади. Мы сейчас еще немножко повоюем на любовном фронте, а затем помиримся и все всегда будет хорошо.

Анна Гордеева

На странице использованы фотографии Андрея Парфенова