ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

POSTSCRIPT

Продюсерская компания «MuzArts», Москва
Номинации на Премию 2022

Балет / спектакль
Хореографы-постановщики, сценографы, художники по костюмам: Соль Леон, Пол Лайтфут
Музыка: Филип Гласс
Художник по свету: Том Бевоорт
Ассистенты хореографов-постановщиков: Хорхе Нозал, Роджер Ван Дер Пул

Артисты: Анастасия Денисова, Вячеслав Лопатин, Артур Мкртчян, Георгий Гусев, Ксения Аверина, Дмитрий Дорохов, Екатерина Крысанова, Денис Савин, Ольга Смирнова, Артемий Беляков

Партия усиленной скрипки: Анна Яновская
Партия фортепиано: Алексей Мелентьев

Спектакль идет в один вечер с балетами «Макгрегор+Мюглер», «Фавн» и «Воспоминание о дорогом месте» 

Продолжительность 25 мин.
Общая продолжительность вечера 2 ч. 15 мин.
Возрастная категория 16+
Главным источником вдохновения для «Postscript» послужила поэзия музыки Филипа Гласса. Его собственная метаморфоза; идеальная среда для создания стратосферы интимности и поэзии. Зыбкое преобразование всего, выраженное просто дыханием или объятиями пространства, созданного тишиной.
Произведение, разделенное на три части, представляет собой прямой диалог между живыми музыкантами на сцене и танцовщиками. Как письма любимому человеку или, что более важно, PS, постскриптум, где некто лаконично передает свои истинные чувства. По мере развития сюжета женщины и мужчины постепенно соединяют свои истории, позволяя зрителям увидеть силу и уязвимость человеческого сердца.
Уровень самоотдачи и артистизма танцовщиков Большого театра стал прекрасным обогащающим опытом как для хореографов, так и для исполнителей… Для всех нас незабываемое, дарящее наслаждение время, заключенное в таинственные плоскости сцены.
Соль Леон и Пол Лайтфут
Все бескомпромиссно черно-белое – декорации, костюмы; контрастные темпы, контрастная пластика. Белое трио, открывающее балет, сопровождают лихорадочные пассажи скрипки Анны Яновской. Это прошлое героев, история их любви – интенсивная пластика, почти гротескная в своей максимальной амплитуде, бытовые движения (вроде опрокидывания стаканов) отточены до танцевальных знаков. Разрыв подчеркнут мизансценой: он и она, упершись лбами, составили из своих тел «домик», третий, скрючив тело в судороге, окоченел на полу у их ног. Вторая часть балета – два лирических дуэта, полных тоски, муки и тщетной надежды, идут под рояль Алексея Мелентьева; и Денис Савин с Екатериной Крысановой, и Ольга Смирнова с Артемием Беляковым танцуют их с такой тонкой красотой и печальной мечтательностью, что смерть любви выглядит привлекательнее ее существования.
газета «Коммерсант»
Это без подписи узнаваемая работа дуэта Леон – Лайтфут: почти замкнутое черными панелями пространство, музыка Филипа Гласса, черно-белая гамма персонажей, почти непересекающиеся плоскости существования двух групп танцовщиков, томительные стоп-кадры, бешеная скорость соло и движение, внезапно затормаживающее до состояния летаргии, изматывающая близость дуэтов, переходящая в ледяное статуарное одиночество. Этот стиль, бесконечно далекий от традиционных постановок Большого театра, выглядит родным для Екатерины Крысановой, Дениса Савина, Вячеслава Лопатина, удачно улавливают его и Ольга Смирнова с Артемием Беляковым.

«Российская газета»

Балет – словно подсмотренная в замочную скважину частная душевная жизнь, воссозданная по позднейшим воспоминаниям, в пластическом смятении. Пластика тут ломкая, как непрочные отношения, и одновременно протяжная, как невозможность расстаться. И даже форма па-де-де и па-де-труа, собирающихся или тающих в лучах локального света, как образ несостоявшихся пар и любовных треугольников, которые зашли в тупик.

интернет-издание «ClassicalMusicNews»

На странице использованы фотографии Юлии Михеевой