ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

hAVA

Театральная площадка «MOÑ», Казань
Номинации на Премию 2022

Эксперимент / спектакль
пластический перформанс

Режиссер-постановщик: Туфан Имамутдинов
Хореограф: Марсель Нуриев
Текст: Йолдыз Миннуллина
Художница: Лилия Имамутдинова

Исполнительница: Айсылу Мирхафизхан

Продолжительность 45 мин. 
Возрастная категория 18+
Зачастую общение в семье, в особенности по отношению к женщине, сводится к простым глаголам: приготовь, посмотри, погладь, сходи и т.д. Повелительные глаголы являются главным критерием «счастливой» семьи. Глагол направлен в основном на тело. Принцип спектакля «Һаvа» позволяет увидеть невидимое – отношение самой женщины к этому глагольному миру и своему существованию в нем. И сам принцип слова-приказа дает исполнительнице возможность попытаться раскрыть проблему такого существования.
Туфан Имамутдинов
Создатели сформулировали принцип спектакля как возможность видеть невидимое –отношение самой женщины к глагольному миру (существованию). Перед началом зрители в зале получили микрофоны. Исполнители Айсылу Мирхафизхан (пластика) и Йолдыз Миннуллина (художественное слово) должны реагировать на слова, которые зрители прошепчут в микрофоны. Мирхафизхан их станцует, а Миннуллина осмыслит поэтически – текст, который она печатает в реальном времени, станет выводиться на экран, а зрительские слова окажутся выделены caps lock. 
На сцену вышла Мирхафизхан, некогда солистка балетной труппы Театра им. Джалиля, в длинном белом платье, она тоже надела наушник и замерла в ожидании первого слова. Вскоре первое слово прозвучало – «любовь». Застучала клавиатура ноутбука Миннуллиной, которая тоже выводилась на динамик, на экране появились слова, а Мирхафизхан начала двигаться. Вторым словом было татарское «мон», вслед за которым и поэт начала печатать по-татарски. Постепенно зрители оживились – они уже смелее шептали в микрофоны «переход», «прости», «мне больно», «самолет», «тревога», были и случайные фразы вроде: «Как у нее сердце бьется», «А можно говорить?», «Да, давно».
Несмотря на кажущуюся хаотичность структуры спектакля, перед глазами разворачивалась история женщины, пытающейся обрести свободу, поймать воздух, который эмансипирует ее и сделает сильной и независимой. При этом история прослеживалась и в движениях Мирхафизхан, и в тексте Миннуллиной, хотя они не были связаны друг с другом: танцовщица не видела текст на экране, а поэт – движения на сцене.
интернет-издание «Бизнес-online»
Режиссером Һаvа значится Туфан Имамутдинов, а хореографом Марсель Нуриев, но создают спектакль не они. Постановка буквально возникает из воздуха (одно из значений «һаvа» в татарском языке), каждый раз заново – из произнесенных зрителями слов, татарских и русских, которые Йолдыз Миннуллина превращает в стихи, транслируемые на экран, а Айсылу Мирхафизхан – в танец. Тонкая работа обеих со словами-заданиями, возникающее через них и поверх них взаимодействие всех собравшихся – переживаются как моменты абсолютной свободы и театрального счастья, а научно говоря, составляют практически идеал импровизационности и процессуальности, за которые бьется «MOÑ».

Сергей Конаев

На странице использованы фотографии Рамиса Назмиева