ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Чын татар

Театральная площадка «MOÑ», Казань
Номинации на Премию 2022

Эксперимент / спектакль
*переводится как «настоящий татарин / татарка»

Авторы: Дина Сафина, Ксения Шачнева
Консультант по исторической части: Гузелия Гиматдинова
Консультанты по хореографии: Нурбек Батулла и Алсу Магсумзянова

Музыкант: Ислам Валеев
Переводчица: Эльза Набиуллина

Участники: Наиля Аюпова, Разалия Гизятуллина, Диля Гилязова, Адель Замалутдинов, Зуля Катеева, Азалия Менибаева, Лилия Низамова, Гюльнара Фазлиахметова, Лейсан Фахриева-Минлибаева, Амина Хади, Салават Юсупов, Гузелия Гиматдинова, Дина Сафина, Ксения Шачнева

Продолжительность 1 ч. 30 мин.
Возрастная категория 16+
Поиск идентичности – это попытка опереться на что-то. Говоря о собственной татарскости, многие уходят в прошлое, рассказывают, как было и как должно быть, исходя из каких-то представлений, которые не имеют к современности никакого отношения. Кто-то опирается на религию. К слову, из всех участников только одна считает себя верующей мусульманкой. Когда мы спрашивали: «Татарин равно мусульманин?», все единодушно говорили: «Нет», но, тем не менее, большая часть татарских традиций пропитана исламом – поминки, аш, никах, шамаиль над дверью и прочее. Откинув это, получаем что-то связанное с деревенской традицией, которая тоже не имеет отношения к современной городской жизни. Что же остается?
Ксения Шачнева, интервью интернет-изданию «Инде»
Мой запрос к проекту был такой: должны ли мы соответствовать ожиданиям, и кто вообще придумывает критерии «татарскости». Помню, во время обсуждения участница Амина рассказывала, как ее критиковала по этому поводу другая женщина, которая в какой-то момент обронила фразу: «Я забочусь о твоем рае». Мы все удивились тому, как какая-то женщина поучает другую в полной уверенности, что у нее в кармане уже есть путевка в рай, и поэтому она может даже ею приторговывать. Мне интересно, что в голове у людей, которые говорят другому: «Ты ненастоящая татарка». Как будто их уже проверили и поставили штамп «чын татар».
Когда имеешь дело с непрофессиональными актерами, то, скорее всего, в итоге будет какой-то вербатим – монологи о себе от первого лица, объединенные одной темой, в данном случае – поиск самоидентичности. Каждый участник говорит о себе, потому что, естественно, 15 человек не могут говорить за всю нацию. Мы предложили им ответить на вопрос «Почему я считаю себя татарином / татаркой?» (или «не считаю», «нет» – тоже ответ) и попытаться придумать для этого удобную для себя сценическую форму, а не просто выйти и рассказать в микрофон.
Дина Сафина, интервью интернет-изданию «Инде»
Я историк и занимаюсь вопросами национальной идентичности. У меня были гипотезы, которые хотелось проверить в этом спектакле. Одна из них – на данном этапе татарам, чтобы считать себя татарами, может, и не нужно знать язык. Также я предполагала, что история и культура народа имеют более важное значение в идентичности. Но из разговоров с участниками поняла, что это вообще не так. Люди могут не знать историю, довольно приблизительно представлять культуру, но твердо определять себя как татары.
Ну а личный интерес к проекту был в том, что заголовок «Чын татар» – это такая жесткая линейка, которой оценивают людей на татарскость. Хотелось понять, откуда она взялась и как работает.

Гузелия Гиматдинова, интервью интернет-изданию «Инде»

Вообще, в татарском языке нет звука «ч». Директивная кириллическая графика вводит читателя афиши в заблуждение, одно из многих, которыми чревато отсутствие культурной эмпатии и осведомленности. Название спектакля Дины Сафиной и Ксении Шачневой произносится как «щын татар» – «истинный татарин». Оно самоиронично и нет. Это исключительно важный, если не первый в таком роде, театральный манифест, в нем современные татарки и татары, преимущественно молодые люди самых разных взглядов, говорят от своего лица о себе, об идентичности, ее естественной эволюции и внешних угрозах, прямых и завуалированных, с которыми она сталкивается. Повод для разговора и театральный трюк у каждого из участников, пришедших когда-то на опен-колл, свой: национальный наряд, блюдо, песня, рассказ о чудесных открытиях и пережитых унижениях. Серьезный по содержанию, «Чын татар» обаятелен по форме, так что кем бы ни был зритель – истинным татарином или даже не татарином вовсе, – в финале он едва ли сможет устоять перед искушением присоединиться к общему танцу. 

Сергей Конаев

На странице использованы фотографии Зои Рутер