ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Василий Сигарев

Каренин

Театр драмы им. В.Ф. Комиссаржевской, Уссурийск
Участник программы «Маска Плюс» Фестиваля 2022 года
семейная мелодрама

Режиссер: Роман Габриа
Художник: Павла Петрушова
Композитор: Владислав Крылов
Режиссер по пластике: Николай Куглянт
Художник по свету: Дмитрий Албул

Артисты: Борис Бехарский, Мария Макарова, Сергей Солянников, Марина Пархоменко, Ирина Жеваник, Валерий Комаристый, Анна Александрова, Андрей Хрычев, Сергей Денежкин, Кристина Тюменцева

Продолжительность 2 ч.
Возрастная категория 16+
Хочется, чтобы зритель приходил к нам на спектакль за воображением и фантазией, за миром не внешним, а внутренним, потому что, упираясь во внешний мир, мы все равно скатываемся в психологию. А вот когда мы отказываемся от внешнего и заглядываем внутрь людей, там, оказывается, интересные процессы происходят. И вот эти внутренние процессы, назовем их поэтической реальностью, – хочется, чтобы из них и состоял спектакль. Именно поэтому пространство условное, именно поэтому у нас в спектакле много разнообразной музыки: и церковной, и авторской музыки композитора Владислава Крылова, который ее создает в процессе репетиций, и она олицетворяет внутренние миры артистов, плюс какие-то цитаты известных вещей. Это же касается и света, потому что мне близок театр художника, в первую очередь, его визуальная сторона, поэтому визуальному оформлению мы тоже придаем большое значение. 
Роман Габриа
На сцене сталкиваются два характера, два подхода к жизни – сталкиваются и страдают, поскольку не могут в принципе понять друг друга… Анна Марии Макаровой словно предвидит все с самого начала: трагический финал, счастье, которое нельзя построить на обломках… Эта Анна нервна и удивительно ранима. Она знает, к чему идет.
Алексей Александрович в исполнении Бориса Бехарского вызывает самые разные чувства – его жаль, ему сочувствуешь, он немного раздражает, но в нем нет жестокости. Он органичен, он не может иначе. Он теряет то, на что опирался в жизни, то, что считал незыблемым, – семью. 
Сцена с Карениным, разбитым инсультом, – одна из сильнейших в спектакле. Борису Бехарскому удается передать и то, как неловко Каренину показывать свою слабость – трясущуюся руку, невнятную речь, и в то же время – то, каких усилий стоит ему оставаться внутренне все тем же глубоко убежденным в главных жизненных постулатах (не прелюбодействуй, не лги).
интернет-издание «Восток медиа»
Основой для «Каренина» Уссурийского театра драмы стала одноименная пьеса Василия Сигарева. Драматург сужает взгляд на события романа до позиции Алексея Каренина, фокусирует внимание на невидимых мучениях человека, оказавшегося против своей воли под катком чужой любви. Кажется, для режиссера Романа Габриа этого мало. Он возвращает в пьесу Сигарева фрагменты романа Толстого, и внезапно смещение оптики распространяется на всех героев разом. Вот Анна смотрит на мужа и видит его огромные, карикатурные, бутафорские уши, и под властью этого взгляда сам Каренин начинает замечать свою неполноценность. Вот Алексей Александрович разговаривает с Сережей, а на месте Сережи – бессловесная кукла, которая никак не способна повлиять на разворачивающуюся трагедию, ее можно только передавать из рук в руки. Мир «Анны Карениной» засасывает любовная воронка, и теперь здесь возможно всё: тихий распев православного канона, грохот дискотеки, сюрреалистичные и медитативные сцены снов, сменяемые острым и точным психологизмом разбора семейных травм. И во всем этом ощущается чувственный, грубоватый и яркий парадоксализм приморского «дикого востока».
 

Алексей Платунов

После показа состоится открытое обсуждение с создателями спектакля