ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Джузеппе Верди

Аида

Театр «Геликон-опера» п/р Дмитрия Бертмана, Москва
Номинации на Премию 2023

Опера / спектакль
работа дирижера (Валерий Кирьянов)
работа художника по свету (Денис Солнцев)
мужская роль (Шота Чибиров)

опера в четырех действиях

Либретто Антонио Гисланцони

Режиссер-постановщик: Дмитрий Бертман
Дирижер-постановщик: Валерий Кирьянов
Художники-постановщики: Тауно Кангро, Ростислав Протасов 
Художник по костюмам: Ника Велегжанинова 
Художник по свету: Денис Солнцев
Хореограф: Эдвальд Смирнов 
Хормейстер: Евгений Ильин

Артисты: Ирина Окнина, Шота Чибиров, Юлия Никанорова, Михаил Гужов, Алексей Дедов, Александр Киселев, Марина Карпеченко, Михаил Серышев, Юлия Горелова

В спектакле принимают участие артисты хора театра «Геликон-опера», артисты Театра танца «Гжель», оркестр театра «Геликон-опера»

Продолжительность 3 ч.


Возрастная категория 12+

«Аида» – рубежная опера для Верди, она настолько отличается от предыдущих, как будто ее писал другой композитор. В «Аиде» музыка – не просто показ красот арий и кабалетт, а захватывающее действие со сквозной драматургией. «Аида» уникальна и своим местом действия: это древний мир.
В «Аиде» оживает история, но в нашем спектакле разговор идет об очень интимных человеческих чувствах. У Верди чувства становятся более значимыми, чем вся машина власти. Верди восхваляет любовь, и любовный треугольник Аида-Радамес-Амнерис здесь тоже неспроста – это символ пирамиды. 
Композитор не случайно изначально хотел назвать оперу – «Амнерис». Последние слова в «Аиде» звучат из уст этой героини: «Pace, pace... pace!» («Мира прошу у тебя, … мира, мира!»).

Дмитрий Бертман

В «Аиде» проявляются лучшие черты творчества Верди как мастера в области музыкально-сценической драмы. Отточенность и ясность драматургии, острая конфликтность, эмоциональность и страстность музыки, изобилие прекрасных мелодий делают эту оперу одной из лучших в его творчестве.
Вместе с этим именно в «Аиде» впервые в музыкальной драматургии намечается попытка двигать действие с помощью сквозного развития (это проявится еще больше в последующих операх «Отелло» и «Фальстаф»), усиливается роль оркестра, усложняется оркестровка и разнообразие в приемах ее изложения. Оркестр в «Аиде» – это уже не «большая гитара», как говорил сам Верди, а полноправный участник действия. 
Мастерство и оригинальность Верди в области тембральной выразительности проявляется, например, в начале сцены у Нила, где соло флейты на фоне мерцающих струнных являет образец непревзойденного мастерства в использовании красок оркестровых тембров.
Для меня «Аида» – спектакль о сложном выборе, который вынужден сделать каждый персонаж, и конфликте, прежде всего с самим собой. Если Аида и Радамес искупают смертью свой выбор и обретают покой, то мятущаяся душа Амнерис остается с ним один на один до конца своих дней...

Валерий Кирьянов
Режиссер мастерски использует все пространство уникального геликоновского зала «Стравинский», играя с его акустическими ресурсами: в сценах триумфа Радамеса во втором акте «египтяне» рассеиваются по залу, заполняя проходы и ложи, на сцене остаются отчаявшаяся Аида и ее молящие о пощаде соотечественники. Звучание солистов и хора окружают и поглощают нас, как вышедший на берег смерч – мы оказались в самом чреве вердиевских стихий, их мощных водоворотов, ураганных вихрей, их грозной трагической красоты, – впечатление незабываемое.

«Российская газета»

На странице использованы фотографии Ирины Шымчак и Юлии Осадча