ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Морфий

Театр драмы им. А.С. Пушкина, Псков
Номинации на Премию 2023

Драма / спектакль большой формы
работа художника (Антон Федоров)
работа художника по костюмам (Антон Федоров)
работа художника по костюмам (Александр Стройло)
работа художника по свету (Игорь Фомин)
мужская роль (Александр Овчаренко)
женская роль второго плана (Наталья Петрова)
мужская роль второго плана (Камиль Хардин)

прохождение в одном действии по мотивам рассказов Михаила Булгакова

Автор инсценировки, режиссер и художник: Антон Федоров
Художники по костюмам: Антон Федоров, Александр Стройло
Художник по свету: Игорь Фомин
Видеохудожник: Владислав Щетинин
Композитор: Григорий Калинин

Артисты: Александр Овчаренко, Камиль Хардин, Наталья Петрова, Анна Шуваева, Сергей Попков, Екатерина Миронова, Денис Кугай, Мария Татарских, Алексей Воронцов, Олег Демин, Александр Иванов, Лев Никитин, Марк Патрикеев, Михаил Севастьянов

Продолжительность 2 ч.


Возрастная категория 18+

«Кинохроника» и «мультфильм» в нашем случае – это способ актерского существования. Мы многое вспоминали: и «Путешествие на Луну» Мельеса, и Чаплина, фильмы Люмьеров и документальную хронику, и «Ежика в тумане»… Но ошибочно думать, что если язык или средство в спектакле – маска, кукла, мультик, – то оно лишено психологии. Мы-то все равно рассказываем историю, пропуская ее через себя.
Для нас самое важное в спектакле – это вопросы. Главный персонаж – Доктор, – попав в фантасмагорический морок, постоянно задает себе вопрос: «Что происходит?». И мы вместе с ним пытаемся понять: «Что всем нам делать в этой «вьюге»? Что в этом кошмаре реально? Во что верить? За что ухватиться? Что обнять? Что тебя согреет?

Антон Федоров
У Федорова, как обычно, нет никакого линейного повествования, а есть – психоделическая фантазия, где безымянный доктор из «Записок юного врача» и Поляков из «Морфия» действуют как двойники: пока спит спасатель затерянных в бесконечной метели и «тьме египетской» (булгаковская метафора кромешного российского невежества) 23-летний безымянный доктор – персонаж Александра Овчаренко, корчится на полу от боли и колется морфием Поляков – Камиль Хардин. А когда несчастный морфинист то в бессилии, то под кайфом валится на диван, с дивана поднимается герой Овчаренко и отправляет оперировать, ампутировать, накладывать трахеостому, etc.
журнал «Театр», блог

Федоров в каком-то смысле ставит «всего Булгакова»: в прологе с призрачной поездкой сквозь электронные пульсации пробивается бормотание пса из «Собачьего сердца», фельдшерице Анне Николаевне припомнят Аннушку, которая разлила масло. Это, вроде бы, виньетки, позерские мелочи, только Федоров – не позер, а вдумчивый автор, пересказывающий реалистические булгаковские сюжеты на совсем ином, фантасмагорическом языке чудаковатой, почти мультипликационной клоунады. Но так, что и рандеву человека с большой историей, и особый, восходящий к Гоголю, невеселый смех, и пропитывающий быт мистицизм – все булгаковское – остаются в неприкосновенности; живая, как говорится, классика.


интернет-портал «Cool Connections»

Финал постановки смело можно назвать светлым – не столько по содержанию, сколько по неожиданно изменившейся интонации. Так в минорной музыке Баха последний аккорд оказывается мажорным. В «Морфии» – это сцена с девочкой Лидкой и ее «железной глоткой», спасенной от дифтерита. Режиссер возвращает актерам человеческую пластику, живые голоса. И ощущение миновавшей беды. Пусть это всего лишь одна из многочисленных бед, пусть Доктор по-прежнему чувствует присутствие неведомого Полякова, который жил где-то неподалеку и сгинул, оставив ему только дневник, полный боли, ужаса и самообмана. Пусть не смолкает за окном бесконечная вьюга – явление не столько природное, сколько метафизическое. Но веселая, замотанная в шарф Лидка точно указывает путь сквозь нее.
 

газета «Экран и сцена»

Литературная основа постановки – булгаковские «Записки юного врача» и рассказ «Морфий» (хотя без фраз из «Собачьего сердца» и «Мастера и Маргариты» не обошлось). Спектакль про двух врачей, про два варианта судьбы, два выбора перед лицом смерти, холода, метели, отчаяния. Просто Доктор (Александр Овчаренко) выбирает жизнь и спасение других жизней (одно связано с другим), доктор Поляков (Камиль Хардин) – бегство от жизни, забытье, морфий и смерть. В некотором смысле это история про русских Джекила и Хайда, дневной свет и ночной кошмар. Настоящий хоррор из жизни вечной глубинной России, с метелями, волками, водкой, колоритнейшими сельскими пациентами, превращенными в сценические аттракционы хирургическими операциями, черно-белой мультипликацией и страшноватыми картинами Эгона Шиле, являющимися в помутненном сознании Полякова. Совершенно особенная экспрессия режиссерской и художнической фантазии Антона Федорова замечательно поддержана актерским ансамблем псковской труппы.

Владимир Спешков 

На странице использованы фотографии Игоря Ефименко