ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
по роману Виктора Астафьева «Прокляты и убиты»

Прощание славянки

Молодежный театр Алтая, Барнаул
Участник программы «Маска Плюс» Фестиваля 2011 года
сценическая версия Данилы Привалова



Режиссер: Дмитрий Егоров

Сценография: Фемистокл Атмадзас

Художник по костюмам: Ольга Атмадзас

Балетмейстер: Ирина Ткаченко



Артисты: Юрий Беляев, Артем Березиков, Семен Ваулин, Дмитрий Гомзяков,Александр Коваль, Алексей Межов, Евгений Нестеров, Михаил Перевалов,Дмитрий Плеханов, Александр Савин, Кирилл Фриц, Владимир Хворонов, Валерий Лагутин,
Виктор Захаров, Александр Сизиков, Анатолий Кошкарев, Виктор Граков,Анатолий Новокрещенных, Светлана Лепихина, Светлана Елисеева,Татьяна Данильченко, Ольга Одуева, Оксана Поносова, Юлия Пошелюжная,Мария Сазонова, Ольга Ульяновская, Игорь Бочериков, Галина Чумакова,Николай Лисин, Лариса Корнева, Любовь Хотиева, Нина Таякина




Продолжительность 3 ч. 30 мин.


При поддержке Правительства Алтайского края

фотографии Анна Зайкова

«Прокляты и убиты» – одно из самых жестких, трагических, насквозь пронизанных отчаянием, ужасом и болью произведений о Великой Отечественной. Одно из самых правдивых, бескомпромиссно честных. И одновременно – одно из самых непрочитанных, не усвоенных сознанием нации, что нисколько не удивительно, если посмотреть на стоящую под текстом романа авторскую датировку: 1992–1994. Но, с другой стороны, именно эта не делающая нам, сегодняшним, много чести особенность бытования выдающегося романа в национальном самосознании, возможно, сумела сыграть на руку его театральному прочтению. Постановщика, а вслед за ним и исполнителей, насколько можно судить, нисколько не подавляло гипотетическое величие литературного материала, они менее всего впали в трепет сценических первооткрывателей «знакового текста» – чувства, которые в данном случае были бы лишними, сработали бы явно против. Дмитрий Егоров подошел к астафьевскому сочинению без пиетета, но зато всецело – и этим отчетливо дышит, пульсирует спектакль – движимый энергией творчества, а еще настоящими, плохо имитируемыми эмоциями: не столько банальной «благодарностью потомка», сколько искренней болью, страхом и отчаянием, обжигающим ощущением «непрожитой жизни». Ощущением, переживаемым в самом широком смысле, а не только применительно к судьбам героев – «проклятых и убитых», ровесникам автора романа, призывникам рокового сорок второго.

«Литературная газета»



В постановке речь не о муштре или казенной военщине. Речь – об опасности. Постоянном, давящем со всех сторон и совершенно обезоруживающем ощущении наступления неизбежного.


газета «Вечерний Барнаул»








Большую часть персонажей страшного, испепеляющего романа Виктора Астафьева «Прокляты и убиты» о мальчишках 1942 года призыва и тех, кому было так и не суждено стать их женами, играют совсем юные исполнители. В тот момент, когда постановка задумывалась и осуществлялась, они были еще студентами Алтайской академии культуры и искусства. А затем ребятам повезло в полном составе влиться в коллектив Молодежного театра Алтая, чей худрук (а по совместительству и мастер курса) Валерий Золотухин, надо думать, во всей истории этого «приращения» держал в голове некогда самолично пережитый им счастливый опыт рождения любимовской Таганки. В результате «Прощанию славянки» удалось вобрать в себя все лучшее, что может быть в студенческом спектакле – нерастраченную способность дыхания в унисон и подкупающую «коллективную ответственность», бешеный драйв и море молодого обаяния. Эти оптимистические свойства постановки не только не вступают в противоречие, не только не отменяют трагического звучания поздней астафьевской прозы, но, напротив, выгодно и правильно оттеняют ее, вступают с ней в сложное алхимическое соединение. И происходящее на сцене без всякой натяжки можно назвать искусством гражданским, публицистическим, страстным.

Александр Вислов