ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
по Уильяму Шекспиру

Король Лир. Пролог

Центр современного искусства «ДАХ», Киев, Украина
Участник программы «Маска Плюс» Фестиваля 2012 года



При участии этно-хаос группы «ДахаБраха». В рамках проекта «Украина мистическая». Третья часть шекспировского цикла



Режиссер-постановщик: Владислав Троицкий

Сценография: Владислав Троицкий

Художник по свету: Мария Волкова

Художник масок: Наталья Мариненко



Артисты: Дмитрий Ярошенко, Наталка Бида, Соломия Мельник, Игорь Постолов, Руслана Хазипова, Владимир Миненко, Роман Ясиновский, Дмитрий Костюминский, Вишня, Дарья Бондарева, Zo, Анна Никитина, Татьяна Василенко

Хор: Марко Галаневич, Нина Гаренецкая, Ирина Коваленко, Елена Цибульская



Продолжительность 2 ч.





«Кому-нибудь знаком я? Я – не Лир.

Так ходит Лир? Так говорит? Что ж, слеп я?

Размяк рассудок, и соображенье

Заснуло? Как, не сплю? Не то, не то…

Кто может рассказать мне, кем я стал?»



Не сила ли сумасшествия, не трагический ли фатум, необратимость которого, возможно, уже чувствовал Лир, разделяя и раздирая свое королевство и душу, не будучи способен отречься от данного им слова, двигали им, навсегда оставив неизгладимый отпечаток одиночества на этом измученном сердце?

Нет ли определенных совпадений в судьбе шекспировского королевства и сегодняшней реальности нашей страны?

Рождаясь из тишины бесконечности, спектакль живет какими-то необычно глубокими и энергетически сильными духовными материями, от слияния которых актер умирает, а его маска мистическим образом оживает в другом существе. В этой атмосфере вечности не найдется места для суеты или даже для привычного течения времени. Нечеловеческие импульсы чувствуются и в безысходности отчаянья Лира, и в печальном танце его шута, и в смертельной схватке за власть, и в вечной мудрости Земли. Напоминая одновременно некоторыми своими чертами элементы японского театра масок и храмового искусства Востока, постановка становится уникальным экспериментом в сфере terra incognita.

«ДАХ»



Троицкий увязал миф-на-все-времена шутовскими бечевками с украинским этносом, намекнул на сегодняшнюю политику и опустил концы глубоко под почву. Эта символическая драма с нарочито манерными, демонстративными движениями актеров настолько свежа, что так и просится на открытый и продуваемый ландшафт хоть британских, хоть днепровских холмов.

журнал «Афиша. Киев»



Временем в спектакле «Король Лир. Пролог» жонглирует этно-хаос группа «ДахаБраха» (это про них как раз ходят слухи, что они вампиры), поэтому некоторые мгновения в спектакле кажутся тысячелетиями. Тысячелетиями ужаса и этно-хаоса. Еще один прием Троицкого, уничтожающий время, – обезличивание актеров ужасными масками, напоминающими безобразные лица мертвецов, которые уже лет пять как знают, что такое денатурация белка. Зрителю, участие которого в спектакле обусловлено отсутствием пространства между сценой и залом, уже в дебюте спектакля предстоит встретить аплодисментами «старуху с косой» из левой кулисы. И далее все как положено: «где стол был яств, там гроб стоит». В этой точке накала стартует монтаж аттракционов, сделавших бы честь итальянскому поэту Данте по ужасающим перспективам. Причем с возрастанием безысходности в геометрической прогрессии. Несмотря на присутствие неизменных атрибутов мистицизма, тут нет никакой магии и эзотерики. Сплошная математика по Лобачевскому в виде уравнения: все лишние положительные радикалы типа добра и прочей веры, надежды и любви, в которых в свое время путался Шекспир, Троицкий сократил без остатка. В корне получились страх и ненависть, стремящиеся к бесконечности. Что и требовалось доказать. Таким образом, теорема Шекспира о том, что времени нет, стараниями группы исследователей под руководством Троицкого может считаться аксиомой и дальнейших доказательств уже не требует.

журнал «Time Out. Киев»




Тех, кто, купившись на название, ожидает увидеть нечто вроде приквела шекспировской трагедии, следует предупредить: ничего похожего на попытку разобраться в том, как старик Лир и три его дочери дошли до жизни такой, вы в спектакле не увидите. Да и само слово «спектакль» может быть отнесено к происходящему с известной натяжкой – перед нами развернется совершенно мистическое действо, которое властно отошлет генетическую память к древнему языческому пра-театру. Мощными художественным и музыкальным рядом это зрелище с лихвой искупает собственную невербальность и антинарративность (иными словами, что происходит «по сюжету» понять решительно невозможно). Здесь поют украинские народные песни так, что душа готова упорхнуть в горние выси, но ее властно удерживает в зале череда впечатляющих визуальных аттракционов. Главный визионер и шаман постсоветского сценического пространства Владислав Троицкий и его Центр современного искусства верны себе: их «продукцию» столь же трудно описать и объяснить, как и не поддаться ее колдовским чарам.

Александр Вислов