ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

2 марта 2012

Рядом с наградами

Роман Должанский | Журнал «Коммерсантъ weekend»

По сложившейся в последние годы традиции — благотворной или нет, пока не совсем понятно,— спектакли конкурсной программы главной театральной премии страны щедро проложены и пересыпаны мероприятиями разнообразных внеконкурсных программ. Чтобы в них разобраться и отделить программу "Новая пьеса" от раздела российских спектаклей и спектаклей из стран СНГ и Балтии программы "Маска плюс", а всех их — от номинантов премии, уже не хватает двух высших образований и нескольких затраченных на буклет "Золотой маски" часов. В общем, зрителю не так уж и важно, по какому именно ведомству проходит тот или иной привезенный в Москву спектакль. Важно, что благодаря фестивалю можно заглянуть в театры, находящиеся в нескольких тысячах километров от столицы — и обнаружить, что на некоторых провинциальных сценах дыхание современной жизни чувствуют острее, чем в большинстве знаменитых столичных академий.

Не везде, конечно: многое, если не все, зависит от человека, который руководит театром. Те, кто не побоялся пригласить способных молодых режиссеров, известных своим вниманием к новой драматургии, судя по всему, выиграли — если и не стабильную кассу, то хотя бы интерес со стороны местной молодежи и московских лоббистов. "Золотая маска" показывает спектакли трех театров, о которых в последнее время в столице вспомнили из-за активности их молодых главных режиссеров. О Прокопьевском театре говорят благодаря москвичу Марату Гацалову, о Красноярском театре юного зрителя — благодаря выпускнику Петербургской театральной академии Роману Феодори, о кировском театре "На Спасской" — благодаря Борису Павловичу, уже шестой сезон "удобряющему" вятскую культурную почву смелыми идеями (в его спектакле "Я (не) уеду из Кирова" играют обычные кировские школьники, а само представление больше похоже на социологическое исследование о судьбе областного центра).

Пьесу-монолог Ярославы Пулинович "Наташина мечта", ставшую подарком для многих молодых актрис в разных городах, Феодори не стал "запирать" в жанре комнатного моноспектакля. Напротив, развернул в "урбанистический антимюзикл", в котором занята чуть ли не вся труппа красноярского театра. Монолог наивной и злой на несправедливую жизнь детдомовки режиссер, вообще склонный к неожиданным решениям, превратил в энергичное шоу с рэпом, брейк-дансом и прочими атрибутами молодежного спектакля. В спектакле "Ипотека и Вера, мать ее" (героиня пьесы, продавщица Вера, так мечтает о собственном жилье, что новорожденную дочь называет Ипотекой) таких жанровых сюрпризов нет. Но зато есть попытка соединения расхожих тем и приемов актуальной драматургии с неискоренимой традицией внимания и жалости к "маленькому человеку". Обаяние пьесы молодого челябинского драматурга Егора Черлака подкупило режиссера Семена Александровского: спектакль вырос из читки, сделанной в рамках лаборатории современной драматургии — одной из плодотворных инициатив нового главного режиссера.

Еще одну лабораторную работу покажет театр из Прокопьевска. Спектакль "Горько!" сделан тремя драматургами и двумя режиссерами, один из которых — Марат Гацалов. Текст родился из встреч авторов с местными жителями. Прокопьевск — город шахтерский, однако опасная мужская профессия, которой в Кузбассе подчинено буквально все, в этих документальных историях словно уходит на второй план, на первый же выходит тот простой человеческий опыт взаимоотношений, который понятен в любом российском городе. Тем интересней будет сравнить постановку из Прокопьевска со спектаклями в жанре вербатим, сделанными в широко известном в узких кругах "Театре.doc". Второй прокопьевский спектакль, отобранный для внеконкурсной "Маски", сделан на основе более традиционной по форме пьесы, кстати, одной из лучших русских пьес последних лет. Автор "Язычников" Анна Яблонская погибла год назад во время теракта в аэропорту "Домодедово" — трагическая судьба, безусловно, влияет на восприятие ее лучшей пьесы. Впрочем, и сама история в "Язычниках" остро драматическая — о современной девушке, не находящей гармонии со странным и жестоким окружающим миром.

Спектакль по еще одной пьесе Яблонской — "Пустошь" — покажет театр Raaam из Таллина. Поставил его все тот же неутомимый Марат Гацалов. Герой Яблонской мечется между двух реальностей, бытовой, сегодняшней, и исторической, в которой действуют воинственные римляне. Отец современного семейства работает ассенизатором, его доспехи похожи на картонные, но донкихотство этого человека неистребимо, оно не дает ему жить простой жизнью обывателя. В Эстонии спектакль играли в просторном ангаре, где, по свидетельству очевидцев, особенно впечатляюще смотрелись "римские" сцены. Интересно, какой выйдет "Пустошь" в Москве.



оригинальный адрес статьи