ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ

Пресса

27 января 2014

Мариинский балет на «Золотой маске»: Свобода ног

Анна Галайда | Газета «Ведомости»

Фестиваль «Золотая маска» открылся вечером балетов Мариинского театра. Concerto DSCH Алексея Ратманского представлен в конкурсе классических спектаклей, «Весна священная» Саши Вальц выдвинута в современном танце.

Обе постановки, в которых номинирована балетная труппа Мариинки, отличаются от той академической традиции, символом которой петербуржцы остаются почти двести лет. Немка Саша Вальц — гуру contemporary dance, актуального и популярного искусства, которое упорно отказывается прививаться на петербургской почве. Алексей Ратманский, хотя в Петербурге родился, тоже глубоко инфицирован западными влияниями. Поэтому премьерные попытки воспроизвести хореографию Вальц и Ратманского лишь с помощью традиционного классического инструментария выглядели смесью французского с нижегородским.

Год спустя вихревые темпы Второго фортепианного концерта Шостаковича, который использовал Ратманский, перестали связывать прекрасные мариинские ноги. К изобилию кружевной вязи и гигантских перелетов через сцену, столь любимых Ратманским, добавилась точность исполнения. Двойные туры вырезаются из воздуха. Поддержки с хитроумными переворотами то над головой, то на уровне плеча или бедра текут, не обнаруживая швов. Вагановская школа добавила сюда широкую оптимистическую улыбку: балет Ратманского взывает к «Весне на Заречной улице» и «Девушке с гитарой».

С «Весной священной» оказалось даже проще. Теперь, когда рядом с танцовщиками Мариинского нет артистов труппы Вальц (они участвовали на паритетных началах в премьере), ноги привычно раскидываются коленками наружу, стопы изящно вытягиваются, как у Баланчина, а руки сами собой круглятся, придавая экспрессивной хореографии эстетичность. И глазу, привычному к отлакированной балетной реальности, становится легче и веселее: и немецкий классик, и сбежавший от нашей реальности на Запад отечественный хореограф превращаются в неудачных подражателей Петипа. Главное — не вспоминать о том, что еще недавно Мариинский балет обладал уникальным репертуаром и умел быстро переключаться с Петипа на стиль Макмиллана и переходить в систему координат Форсайта.



оригинальный адрес статьи