ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Михаил Шолохов

Тихий Дон

Театр «Мастерская», Санкт-Петербург
Участник программы «Маска Плюс» Фестиваля 2014 года

житие хутора Татарского в 2-х частях и четырех действиях



Режиссер: Григорий Козлов

Сценография и костюмы: Михаил Бархин

Свет: Александр Рязанцев, Екатерина Марина

Звук: Марина Васенина, Екатерина Николаева

Видео: Александр Малышев

Музыкальное оформление: Вячеслав Шулин



Артисты: Дмитрий Житков, Наталья Шулина, Дмитрий Белякин, Ольга Афанасьева, Антон Момот, Федор Климов, Мария Русских, Мария Мясникова, Софья Карабулина, Наталья Шулина, Андрей Аладьин, Есения Раевская, Райса Хьювари, Гавриил Федотов, Вера Латышева, Георгий Воронин, Андрей Семенюк, Кирилл Кузнецов, Андрей Дидик, Андрей Горбатый, Мария Срогович, Кристина Барташова, Алина Марфина, Иван Григорьев, Сергей Кротов, Игорь Клычков



В спектакле заняты студенты мастерской Григория Козлова Санкт-Петербургской академии театрального искусства

Продолжительность 8 ч.


Возрастная категория 16+

Спектакль Козлова не выстраивает никаких связей ни с фильмом Герасимова, ни со спектаклем Товстоногова. Козлов осознает, что традиция прервалась и мифологию необходимо выстраивать заново – не путем напоминаний, а путем утверждения новых связей, реабилитации советской культуры.

Именно переакцентированием занимается в своем «Тихом Доне» Григорий Козлов. Его задача – демифологизировать образы, ставшие в советской культуре монументальными, вернув им человечность, человеческую слабость и беспомощность перед силою судьбы. «Илиада» превращается в «Одиссею», если можно себе позволить такое сравнение: сказание об идеологической войне превращается в сказание о мытарстве одинокой человеческой души, путешествующей во времени, теряя почти все перед тем, как соединиться с самой собой, «встать на хозяйство».

Важное свойство: Козлов не сохраняет неспешности шолоховского повествования. Мы словно смотрим ленту черно-белого кино, где скорость перемещения персонажей выше привычной. Герои не экономят эмоцию, щедры и быстры на проявление чувств, они эмоционально нестабильны и совершенно не держат пауз, не оставляя места для «подумать».

Этот спектакль, полный этнографии, ритуала, документальности, орнамента, не был бы значительным, если Григорий Козлов не выражал бы отношения ко времени и не решал бы через это отношение глубокие педагогические задачи. Играя цельные натуры, бывшие студенты Козлова не забывают, что они – здешние, не такие. Есть в этой работе тоска по норме, тоска современных горожан, тоска урбанистической цивилизации по невозможности вернуть эпос, эпическое миропонимание, свойственное героям Шолохова.
Это спектакль о давно ушедшей под воду Атлантиде с казаками-гиперборейцами. Цельные люди, слитые с природными процессами.

журнал «Театрал»



Многочасовой спектакль молодых артистов «Мастерской», детища режиссера и педагога Григория Козлова, стал одним из событий прошлого петербургского сезона. И потому, что интонация, с которой этот «Тихий Дон» сыгран, чрезвычайно свежа, и потому, что такой долгий забег давно никто не предпринимал – да еще на материале большого советского романа, да еще с недавними студентами. В нескольких «томах» спектакля разворачиваются и перекрещиваются личные сюжеты жителей казацкой станицы и масштабный исторический сюжет гражданской войны, разбрасывающей по разным углам братьев, отцов и сыновей. Этюдным методом сыгранный Шолохов становится близким и все же далеким, правдивым и прямолинейным, человеческим и патетичным. В этом противоречии – весь спектакль молодого поколения «Мастерской», театра, становящегося все более важной точкой притяжения на театральной карте нынешнего Петербурга.

Кристина Матвиенко