ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Сергей Прокофьев

Любовь к трем апельсинам

Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь
Премии «Золотая Маска» 2022 г. – «Лучшая работа художника по костюмам», «Лучшая работа художника по свету».
Номинации на Премию – «Лучший спектакль в опере», «Лучшая работа дирижера», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая женская роль» (Лариса Келль), «Лучшая мужская роль» (Гарри Агаджанян). 
Либретто Сергея Прокофьева по одноименной драматической сказке Карло Гоцци. Версия Филиппа Григорьяна и Ильи Кухаренко

Музыкальный руководитель постановки и дирижер: Артем Абашев
Режиссер-постановщик, художник-постановщик: Филипп Григорьян
Художник по костюмам: Влада Помиркованая
Художник по свету: Сергей Васильев
Хормейстер-постановщик: Евгений Воробьев
Хореограф: Анна Абалихина
Драматург: Илья Кухаренко

Артисты: Александр Воронов, Борис Рудак, Наталья Буклага, Эдуард Морозов, Сергей Власов, Константин Сучков, Гарри Агаджанян, Лариса Келль, Наталья Кириллова, Айсулу Хасанова, Дарья Пичугина, Наталия Ляскова, Александр Егоров, Евгений Икатов, Данис Хузин

В спектакле принимают участие артисты хора, балета и миманса

Продолжительность 2 ч. 10 мин.
Возрастная категория 12+
Прежде всего, изменилось мое восприятие этой партитуры. Сейчас постановка дает мне возможность глубже понять это сочинение, еще лучше проникнуть в его суть и пристально всмотреться в нюансы, которые могли остаться незамеченными раньше. Как бы мне хотелось исполнить эту оперу сегодня? Так, как ее написал Прокофьев. Авторский стиль Прокофьева и прост, и сложен одновременно. Мне его язык понятен и близок. Возможно, потому что мы оба пианисты, и это дает мне особые преимущества перед дирижерами с другим музыкантским багажом. Кроме того, в стилистическом плане оперный язык Прокофьева более ясный, чем симфонический – с большей полифоничностью и многогранностью.
Артем Абашев
«Любовь к трем апельсинам» создавалась в начале 1920-х – в те же годы, что и вахтанговская «Турандот», и на той же волне всеобщего интереса к dell’arte. Но век спустя этот восторг уже поутих, а юмор буффонады состарился. А вот от музыки Прокофьева нет никакого ощущения антиквариата: в ней по-прежнему много смешного, жуткого, лирического, что нас веселит, страшит и трогает. И нам как постановочной команде показалось важным все это вернуть и в сюжетные обстоятельства оперы. Для этого нам потребовалось счистить весь толстый слой традиционной буффонады и найти в сюжете тех, кому можно сопереживать не понарошку, а взаправду. 
Филипп Григорьян
Системная проблема при постановке «Любви к трем апельсинам» в наше время скрыта в отношении к итальянской комедии масок. Написанная по мотивам одной из фьяб Карло Гоцци, опера Сергея Прокофьева вдохновлена комедией дель арте. Как хорошо известно, композитор был не одинок в этом увлечении – собственно говоря, на написание «Апельсинов» его сподвиг Мейерхольд. Многое в этом мире вернулось, описав столетний круг, но только не популярность дель арте: ей поклоняются, ее изучают, некоторые по-прежнему клянутся ее именем, но в актуальной художественной повестке ее нет как нет. Григорьян это хорошо понимает, поэтому вместе с драматургом Ильей Кухаренко они сочинили совершенно новую историю, в которой Король Треф превратился в руководителя секретного научного института; его сын, ипохондрик Принц – в любимое детище ученого, искусственного человека; Труффальдино – в инженера и капитана команды КВН; племянница короля Клариче – в сухую, хотя и не чуждую страстям, партийную даму; Смеральдина – в секретаря дирекции, а сказочные персонажи – в лаборантов и аспирантов.

газета «Коммерсант»

В новой интерпретации «Апельсины», которым исполняется сто лет со дня премьеры, не детская сказка и не социальный памфлет, какие иногда в половинчатой манере пытаются решить проблему вызывающей прокофьевской беспечности, – хотя их приметы в постановке Абашева и Григорьяна присутствуют. В ней вообще умещается очень многое: спектакль густонаселен, многосоставен, многомерен, изобретателен, в нем тщательно застроен каждый миллиметр, а каждый персонаж, хор или группа живут собственной артистической жизнью в тесном, плотно детализированном ансамбле.
Все странности, принципиальный алогизм, предельная условность формальной театральной игры с ее жутковато иррациональными связями по мотивам фьябы Гоцци в пересказе Мейерхольда, где многое смешное скорее страшит, чем веселит, в новых «Апельсинах» решено поверить гармонией драматургической логики.

интернет-издание «Masters Journal»

2020-й – дебютный год для менеджеров Пермской оперы. Решать задачу «make Perm great again» оперный департамент стал, вливая драматическую кровь в музыкальные меха. 
Опера – скучно и непонятно, бояре, парча и растягивание гласных. Драматические режиссеры нужны в том числе, чтобы сделать архаику современной. Сергей Прокофьев, написавший в 1921 году оперу на сюжет Карло Гоцци, несколько опоздал к моде на итальянские маски – а сто лет спустя Принцы, карты и Труффальдино смотрятся как анахронизм. Режиссер Филипп Григорьян и драматург Илья Кухаренко радикально переделали историю, нашли далекие, но работающие ассоциации. Новое либретто «Апельсинов» повествует об эксперименте в лаборатории, а визуальное оформление – отсылает осведомленных к сериалам платформы HBO. 
Принц, превратившийся в Доктора Манхэттена с узнаваемой синевой кожи и тотальной отстраненностью, мир двойников, в котором возникают супергерои, многослойная конструкция, где одни персонажи играют другими и внедряются в действие «под прикрытием», – все это дает опере заговорить на языке стримингов и сложных драм, объяснять произведения публике, которая предпочла театр бинджвотчингу. В «Апельсинах» больше увидят те, для кого опера – не основной досуг; пожалуй, одна из лучших реализаций новой пермской концепции.

Тата Боева

На странице использованы фотографии Андрея Чунтомова