ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Серегей Прокофьев

Ромео и Джульетта

Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, Москва
Номинации на Премию 2023

Балет / спектакль
работа дирижера (Тимур Зангиев)
работа художника (Лариса Ломакина)
работа художника по костюмам (Игорь Чапурин)
женская роль (Жанна Губанова)
мужская роль (Георги Смилевски-мл.)

Балет в трех действиях с прологом и эпилогом

Либретто Константина Богомолова

Хореограф-постановщик: Максим Севагин
Режиссер-постановщик: Константин Богомолов
Музыкальный руководитель постановки: Тимур Зангиев
Дирижер: Ариф Дадашев
Художник-постановщик: Лариса Ломакина
Художник по костюмам: Игорь Чапурин
Ассистент хореографа: Анна Окунева
Видеопроизводство: Алан Мандельштам и Алексей Береснев
Художник по свету: Айвар Салихов

Артисты: Иннокентий Юлдашев, Елена Соломянко, Георги Смилевски, Полина Заярная, Джошуа Трия, Денис Дмитриев, Никита Кириллов, Максим Гемри, Ольга Сизых, Алексей Любимов, Георги Смилевски-мл., Сергей Мануйлов, Дарья Павленко, Дина Левин, Марина Золотова, Юрий Выборнов, Елизавета Щедрина, Энхмунх Оюнболд, Ксения Ромашова, Дарья Юрченко, Дина Левин, Елизавета Щедрина, Искандар Анваров, Иван Матвеев

Продолжительность 3 ч. 15 мин.


Возрастная категория 16+

Мы переносим действие «Ромео и Джульетты» в наши дни. Важно убрать налет романтической сказки, подключить к этой истории сегодняшнего зрителя, который не соблазняется просто красивыми рассказами о любви, ненависти и смерти.

Константин Богомолов

Балет Прокофьева и трагедия Шекспира достаточно сильно отличаются друг от друга, и при анализе музыки эта граница отчетливо видна. Прокофьев не ставил перед собой задачу уложить весь шекспировский сюжет в балет – он был вдохновлен отдельными сценами, деталями, эмоциями. В своей работе я старался идти за композитором. Мне хотелось найти новые краски, смахнуть огромное количество наросших стереотипов, позволить танцу быть единым с музыкой.

Максим Севагин
В «Ромео и Джульетте» в хореографии Максима Севагина и режиссуре Константина Богомолова больше нет трагедии как жанра, нет любви как эстетической категории, нет таких чувств, как сострадание и сопереживание, нет смерти героев. Действие балета разворачивается на фоне золотых панелей, напоминающих золотую башню Рема Колхаса в миланском фонде Prada, с узкими проходами-створками, падающими сверху, как гильотины (художник-сценограф – Лариса Ломакина). Трагедию здесь заменил гламурный постмодернистский стеб.

интернет-издание «Forbes»

Шекспир для режиссера не важен, это стоит понять, прежде чем предъявлять упреки в «искажении». Ничего Богомолов не искажал. Но ему важно сказать (используя Шекспира как повод, не будь его, был бы другой), что полно сказки рассказывать, вы ж сами понимаете, что только последний дурак умрет от краха любви, а дураков нет. Мир – это паноптикум, вот и все.

интернет-издание «ClassicalMusicNews»

Что приобрел МАМТ под названием «Ромео и Джульетта»? Практически два отдельных спектакля, идущих параллельно. Первый – трехактный сюжетный балет Максима Севагина, который уже утвердился в статусе многообещающего танцовщика, параллельно штурмующего постановочное поприще. Второй – надстройку к хореографической работе Севагина в виде сценических текстов и подправленного либретто от, собственно, Константина Богомолова

«Петербургский театральный журнал»

На странице использованы фотографии Карины Житковой