ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Семен Саксеев

Ромео и Джульетта. Вариации и комментарии

Театр МТЮЗ, Москва

Театральное исследование природы любви и насилия по мотивам одноимённой пьесы Уильяма Шекспира

Режиссер: Петр Шерешевский
Художник: Анвар Гумаров
Композитор: Ванечка (Оркестр приватного танца)
Художник по свету: Алексей Попов
Саунд-дизайн: Владимир Касымов, Даниил Скорев
Монтаж видео: Вадим Кайгородов

Артисты: Вадим Соснин, Евгения Михеева, Вячеслав Платонов, Арина Нестерова, Андрей Максимов, Дмитрий Супонин, Екатерина Александрушкина, Илья Шляга, Виктория Верберг, Алексей Алексеев
Меркуцио, его племянник Максим Виноградов, Илья Созыкин, Арсений Кудряшов, Искандер Шайхутдинов, Леонид Кондрашов, Сергей Волков

Продолжительность 3 ч.


Возрастная категория 18+
…Как рассказать о любви с первого взгляда – великими словами, сказанными тысячи раз? Ромео и Джульетта из спектакля Шерешевского – современные подкованные подростки. Секс для них – не откровение и не важный рубеж, а всего лишь один из способов исследования мира и себя в нем, необходимый, но недостаточный, как сказали бы математики. Гораздо важнее родство душ – нет, полное родство душ. Когда вы совпадаете абсолютно во всем – от вида чипсов до книжки, которую одновременно выбрали оба из миллионов книг. Зал хохочет над томиком французского феноменолога Мориса Мерло-Понти, чьи цитаты пересказывают друг другу сегодняшние Ромео и Джульетта на первом свидании, и в этом хохоте лопается назревший эмоциональный ком, которым мы обязаны в первую очередь игре Евгении Михеевой и ее Джульетте – со жвачкой во рту, холодноватой настороженной школьнице, вдруг захлебнувшейся в первом чувстве. Ромео и Джульетта не просто находят родство интересов, они обнаруживают себя на общем обломке непоправимо разделенного мира, часть которого стремительно деградирует, а другая неудержимо рвется ввысь.
А что же наши Ро и Джу? Они бунтуют не только против вражды «родаков», но и против предопределенности судьбы, тисков сюжета, классических произведений, адовой задачи – угадать, что хотел сказать автор, и при этом выразить себя… И, кажется, это единственно возможный счастливый финал, который сегодня воспринимаешь с благодарностью. Прости, Шекспир!

«Петербургский театральный журнал»

На странице использованы фотографии Елены Лапиной