ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Иван Вырыпаев

Июль

Театральный центр «Практика» и «Движение KISLOROD», Москва
Номинации на Премию «Золотая Маска» 2008г.- «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая работа режиссера», «Лучшая женская роль» (Полина Агуреева)
Режиссер: Виктор Рыжаков

Художник: Маргарита Аблаева



Актриса: Полина Агуреева



Продолжительность 1 ч. 10 мин.
Для театра это сложный текст. Он требует другого театра, другого языка. Чего-то такого, что, наверное, не использовалось. И здесь речь идет не о том, чтобы кого-то удивить, а о том, чтобы это соответствовало внутренней сложности высказывания, которая заложена в «Июле», сложности самого персонажа с его противоречивым внутренним миром.

«Июль» – очень мистическая история. За красотой этого текста стоит нечто другое. В том числе – очень мощная энергия, которой переполнены все тексты Ивана. Но самое главное, что там есть – то, что должно быть в результате и к чему я стремлюсь – позитивное начало. У зрителя не должно быть тяжелого ощущения. И этого очень сложно добиться… Спектакль должен стать каким-то озарением, как будто что-то включилось внутри, серьезным внутренним событием для человека, который окажется на пересечении многих и многих дорог, в точке под названием «Июль».
Что такое «июль»? Наверное, у каждого человека – свой «июль». Определенная точка во времени и пространстве, когда случается то, что могло не случиться, но случается. Игра. Происходит то, что мы не властны изменить. То, что больше, чем мы.

Виктор Рыжаков





Идея, что текст от лица пожилого мужчины должна исполнять именно женщина, возникла сама собой. Но мы сразу поняли, что этот ход – единственный из возможных. Он позволяет отстраниться от текста. Текст при этом перестает восприниматься буквально, сюжет перестает доминировать.
Полина Агуреева





Едва ли не все современное искусство стремится принизить возвышенное. Спустить с котурнов. Убрать пафос, потому что он может быть только ложным. Вырыпаев встает на котурны и с них вещает Господу и миру. Он не с современностью выясняет отношения, он выясняет отношения с бытием.

газета «Известия»




Спектакль рассчитан, как хореографическое произведение. Тут все работает: свет, нужными тенями преображающий лицо актрисы, и дым, в лучах прожектора струящийся тюремной решеткой, и постоянно меняющийся ритм текста, интонированный как вокальная партия в опере, – и все работает сознательно и целенаправленно. Трудно удержаться, чтобы не заподозрить автора в каком-то дьявольском манипулировании чувствами зрителя, при этом на самом простом, инстинктивном уровне, там, где находятся базовые, так сказать, эмоции: страх, смерть, насилие, агрессия, эротика...

Конечно, по жанру это, скорее всего, именно сказ. Все ужасы и сквернословие вырыпаевского сочинения – это легкая культурная тень народного способа выражать свое отношение к жизни. А что касается жизни, именно современной и именно народной, то каким-то совершенно необъяснимым образом, после всей этой абсурдной клоунады в голове создалась ясная и какая-то протяженная во времени картинка тотальной российской провинциальности, с ее страхом и нелепостью и совершенно нерациональным содержанием. В спектакле «Июль» ощущение странной какофонии сегодняшнего мировосприятия, противоречивого и уже невыносимого существования, которое требует разрешения и не находит выхода, выпущено наружу и укрощено искусством.

газета «Время новостей»