ЗОЛОТАЯ МАСКА - ФЕСТИВАЛЬ И ПРЕМИЯ
Курбан Саид

Али и Нино

Бакинский муниципальный театр, Азербайджан
Участник программы «Маска Плюс» Фестиваля 2012 года

драма



Инсценировка, постановка и сценография: Эльвин Мирзоев

Композитор: Джамаля Насирова

Художник по костюмам: Елена Алмазова

Художник по свету: Юсиф Мамедов

Хореограф: Людмила Гасанова

Постановка боя: Таир Гасанов


Артисты: Эльвин Мирзоев, Нигяр Гасанзаде, Тофик Байрамов, Тогрул Рза, Турал Агаев, Исмаил Атакишиев, Намик Джавадов, Рамин Шихалиев, Вугар Гусейнов, Рашид Султанов, Эльвин Новрузов, Джейхун Бабаев, Зульфия Гурбанова, Зульфия Мамедова, Айнур Аббасова



Продолжительность 2 ч. 20 мин.




Любовь, имеющая великую силу и мудрость, знакомит нас со всеми своими гранями. Кому не знакомо чувство, связывающее нас с Родиной, с землей, где родились? Кто остался в стороне от бесконечной любви родителей и детей наших? И есть ли те из нас, кто остается равнодушен к искренности чувств? В спектакле как такового танца не много. Задача заключалась лишь в том, чтобы помочь телу продолжить слово и выразить душу. Язык пластики мягко вплетается в общую ткань так же, впрочем, как один язык сменяется другим. Нет языка в отрыве от чувств так же, как и нет танца, если не движет душа.

Людмила Гасанова



«Али и Нино» – это одно из любимых мною произведений, и очень хотелось пересказать эту историю на свойственном мне языке – языке музыки. Чувство огромной гордости за свой народ стало для меня той отправной точкой, которая помогала мне в работе. Насколько мне это удалось, судить зрителю.

Джамаля Насирова



Курбан Саид не хочет показывать человеческую грязь, в которой многим людям изначально приходится барахтаться. Мой герой глазами устремлен в тот мир, которому принадлежит Нино Кипиани, целиком его воспринимая. А своей душой он никак не может оторваться от того царственного рода и традиций, к которым принадлежит.

Видимо, поэтому и идея создания первого демократического Азербайджана, которая тогда погибла, некоторым казалась утопией. В то же время автор хотел сказать, что только в Баку в те, и не только в те, годы могли одновременно сосуществовать без всякого на них давления извне и мечеть, и синагога, и православная церковь, и сектанты. Мой герой уверен, что можно жить и на таких условиях интернационализма, без намеков на политику, и не пробуя убеждать кого-либо в правильности выбранного пути.

Я старался максимально отразить самого автора – Курбана Саида. Какие приоритеты он сам наблюдает в романе? Для понимания этого я обратился и к другим материалам из его жизни и творчества. В конце концов понял, что главная цель автора, которую он себе поставил при написании романа «Али и Нино», заключается в том, чтобы Алихан никогда не отрывался от своего сословия и традиций. К примеру, он должен в конце своего жизненного пути возвратиться на свою землю. В своих письмах и дневниках Курбан Саид писал: «я должен быть на земле, которой принадлежу...»

Интерес к роману, а значит, и к спектаклю, вызван глубокими противоречиями характеров главных героев, которые живут в эпоху глобальных исторических событий.

газета «Эхо»




В последнее время мы имели весьма и весьма скудное представление о современном азербайджанском театре. И для возобновления знакомства случай «Али и Нино» представляется как нельзя более удачным. Лиро-эпическое «полотно», повествующее о непростой любви между бакинцем-мусульманином и грузинкой-христианкой, разворачивающейся на фоне бурных исторических потрясений второго десятилетия прошлого столетия, сподвигло относительно молодой сценический коллектив (пока даже не имеющий собственного здания) «замахнуться» на по-настоящему полижанровое зрелище. Азербайджанская речь перемежается здесь диалогами, ведущимися на русском, ориентальная музыка дервишей исполняется на фоне высокотехнологической видеопроекции, а зажигательные национальные танцы соседствуют с эпизодами, решенными как самый натуральный евродрамбалет.

Подобный мультикультурный подход, наверное, оправдан при обращении к этой книге, одной из самых загадочных в мировой литературы, впервые увидевшей свет в 1937 году в Вене и с тех пор выдержавшей более ста изданий на 33 языках. Хотя вопрос о том, кто является истинным автором романа, скрывшимся за псевдонимом «Курбан Саид», – азербайджанский писатель и политик Юсиф Чеменземенли, сын бакинского нефтяного магната Лев Нуссинбаум или некая австрийская баронесса – до сей поры остается открытым.

Александр Вислов